Андрей Задорожный: «Когда-то я сказал: не хочу быть миллиардером, хочу быть плотным миллионером. Мне этого достаточно»

Его можно назвать человеком, который любит и умеет жить. Вот уже который год он самоотверженно несет ресторанную культуру в массы, заряжая своей энергией и позитивом окружающих. У него отменное чувство юмора, трезвый взгляд на вещи. Он мил, обаятелен, и как это часто случается с миллионерами, абсолютно прост и доступен. Существует хорошее поверье, что прикоснуться к Андрею Задорожному – это к деньгам. Надеемся, что интервью, которое он дал нашему журналу в канун 1 апреля, принесет всем нам хорошие дивиденды, а нашим читателям – целое состояние.

"Get the Flash Player" "to see this gallery."


D+: Андрей Эдуардович, мы вновь переживаем смену политической власти и очередной передел. Не стану спрашивать, за кого Вы – за красных или за белых. Скажите, насколько сильно коснется все это ресторанного бизнеса?
А.З.: Скажу вам честно, по секрету, на участках для голосования я был два раза в жизни: раз в армии, когда служил на Cеверном флоте и нас привели голосовать строем; и второй, когда мы тянули «Европейскую столицу» и голосовали сами за себя. Я махновец со стажем, анархист-пофигист. Мне совершенно все равно, кто выиграет: Юля, Витя… Смена власти не влияет на ресторанный бизнес вообще. Влияет время, экономическая составляющая, в основном, курс гривни. Думаю, наездов проверяющих инстанций  – сколько было, столько и останется.
D+: А с переделом как?
А.З.: Сейчас совершенно другое время и нет никаких переделов. Люди, которые занимались этим, уже наелись. А героев новых, думаю, не появится, потому что их сразу будут рубить под корень. Система поменялась, включая систему ценностей. Не все так плохо.
D+: Дай Бог. Когда ситуация в стране становится все напряженнее, даже те, кого кризис не коснулся напрямую, склонны экономить на удовольствиях, в частности на ресторанах. Помню, Вы как-то заметили: нет высоких цен, есть низкие зарплаты…
А.З.: Именно так. И думается мне, что сегодня ресторанные стратегии нужно менять по сегментированию публики. Делать ставки на богатых, некий премиум-класс, или уходить в фастфуды,  а среднее звено – все реже и реже. Или все же пытаться развивать средний класс. Мы постоянно долбим на то, чтобы средний класс у нас появился. Это самое главное.
D+: Но он все не появляется. Более того, он просто исчез…
А.З.: Да, он исчезает, потому что некоторые люди переоценили свои возможности. Сегодняшняя ситуация – это не кризисная ситуация. Это отрезвляющая ситуация. Она заставляет не отказывать себе в чем-то, а оптимизировать. К примеру, тратить при выезде за границу не 500 тысяч евро, а 100. Время сейчас на улице – очень интересное. Я ему аплодирую. Очень отрезвляющее, приближающее к европейским стандартам. Мы все-таки двигаемся туда и учимся жить, учимся считать деньги. У нас некоторые люди улетели в космос и начали считать так: единица, двушка, трешка… Я как-то разговаривал с людьми и был уверен, что это одна, две, три тысячи долларов. А оказалось, что это один, два, три миллиона. Такой сленг пошел. Так что продать коллекцию сумочек жены приличного человека – и можно Зимбабве накормить. В любом случае, это неправильно, неэтично…
D+: Но, в принципе, таких же людей немного…
А.З.: Немного, один процент. Касательно того, что делать, думаю, что сегодня  нужно жить, понимая свои собственные потребности. Я начал с себя. Когда-то я сказал: не хочу быть миллиардером, хочу быть плотным миллионером. Мне этого достаточно. Не хочу быть олигархом – меня это не интересует. Меня не интересует политика. Я не кручу хвостом – давным-давно мог быть в Верховной Раде.
D+: В продолжение этой темы: среди рестораторов бытует мнение, что до кризиса были неправильные доходы, сверхдоходы, а кризис все уравнял. Согласны ли Вы с этим?
А.З.: Действительно, были сверхдоходы. Мы сейчас подошли к тому, что различные виды бизнеса, включая ресторанный, начали зарабатывать именно то, что должны зарабатывать, и даже немного больше. Если отказаться от дурных привычек – как от алкоголизма, курения,  так и от сверхзаработков, то на эти деньги можно совершенно  нормально жить. Люди, зарабатывающие 100 тысяч долларов в месяц и привыкшие тратить их в течение этого же времени, столкнулись со сложнейшей ситуацией, когда начали зарабатывать 50 тысяч долларов в месяц. Расскажите кому-нибудь на улице об этом, вам скажут: чистые сумасшедшие, ведь на полтинник можно жить, ни в чем себе не отказывая. А они страдают, мучаются, вешаются, травятся… Никуда не годится ситуация!
D+: Но кризис выравнял не только доходы рестораторов, но и качество услуг. Ведь так?
А.З.: Это происходит в системных ресторанах, которые хотят иметь будущее. Не только не потерять своего клиента, но за счет кризиса получить еще и нового. Эти рестораны объявляют год качества, мощные программы. У нас также сейчас идут программы, на которых мы не экономим. Я думаю, что этот кризис – шанс   стабилизироваться надолго или пропасть.
D+: Думаю, каждый понимает: из кризиса можно выйти, а можно в нем остаться. Андрей, как обстоит с арендной платой в Киеве?
А.З.: Владельцы помещений также бывают двух категорий: те, которые останутся в рынке, и те, которые пропадут. Те, которые не торгуются, – пропадают, потому что рынок их выдавливает. Поэтому 30 процентов людей, понимая это, идут на компромиссы. Процентов 70 пытаются пока душить рестораторов. Благо, у нас небольшой процент арендных помещений, большая же часть – партнерские проекты. Где-то в половине случаев удается, в половине случаев мы ликвидируем предприятия. Вот, к примеру, сейчас мы  владельцу помещения продали ресторан, заключили с ним договор на управление этим рестораном, то есть отдали ему в собственность. Мы предложили: не хочешь снижать аренду, тогда купи его у нас. Он купил, мы получили прибыль за какое-то количество лет вперед и совершенно нормально сосуществуем дальше. На понятных условиях.
D+: Насколько устойчивыми оказались в этих условиях сетевые проекты? В чем их преимущество?
А.З.: Сетевые гораздо устойчивее. Хотя они же и уязвимее. Но всегда стаей выходить из сложных ситуаций лучше, чем в одиночку.
D+: Не собираетесь ли менять сетевые подходы в пополнении винной карты?  Назовите положительные и отрицательные моменты в унификации винных карт в рамках одной сети.
А.З.: Мы это уже сделали. Сегодня в сети создан так называемый отдел компетенции. Мы полностью убираем эксклюзивные контракты, то есть, они будут, но виртуальные, на них останется где-то 50%  ресурса. Отдел компетенции получает запросы от ресторанов, таким образом меняется система: сначала мы это делали сверху вниз, а теперь мы это делаем снизу вверх, потом обратно сверху вниз. Запрос идет от ресторана, коммерческий отдел занимается качественным отбором, ценами, мониторит рынок, исключает ретро-бонусы, откаты и все остальное. До чего дошло, это уже фактически официальный заработок, и этого уже даже никто не стесняется. У меня недавно директор одного ресторана говорит: у меня же здесь ретро-бонус заложен, мы же его теряем. Я говорю: ты вообще с кем разговариваешь? Ты крадешь у меня деньги и кичишься этим?
D+: По мнению президента Федерации рестораторов и отельеров России Игоря Бухарова, ресторанный бизнес в России медленно, но верно идет на поправку. Тем не менее, мы столкнулись с тем, что ряд московских ресторанов закрылись «на зиму», что очень напоминает криотерапию. Сравните ситуации в наших странах.
А.З.: Я не знаю московской ситуации. Думаю, все зависит от требования времени. Требует снижать цены, значит, ресторатор должен снижать цены или открывать ресторан в другом сегменте, менять место или количество посадочных мест, вводить более дорогие блюда или, наоборот, дешевые, демократичные. Надо не покупать мебель в самом модном бутике, а заказывать через Интернет и везти самому из Польши на своем грузовике, и уменьшать себестоимость. Мы сейчас попытались уйти от импорта, от доллара вообще. Самая большая проблема – это курс доллара в гривнях. Все остальное не имеет никакого значения. Да, люди меньше зарабатывают, меньше ходят. Может, они раньше чрезмерно много ходили?
D+: На Ваш взгляд, как изменится ресторанная карта Киева после кризиса? Спровоцирует ли кризис какие-то новые ресторанные явления?
А.З.: В настоящее время мы наблюдаем многие интересные явления. Сейчас не открывают рестораны только ленивые. Вот у человека было агентство недвижимости, но теперь рынка нет и агентство закрылось. Осталось два-три каких-то своих собственных помещений. Что делать с ними – в аренду сдать? Не берут в аренду. Он смотрит: ресторан забит. Ака, я открою ресторан! Для меня это просто большое счастье, потому что ровно через два года, когда эти дядечки и тетечки наиграются приготовлением колбасы и устанут от этого, они придут ко мне и скажут: «Андрюшенька, возьми-ка поуправляй, потому что мы уже устали от этого всего, у нас не хватает нервов». Поэтому думаю, что сейчас как раз будущее ресторанов сети «Козырная Карта». Сейчас много клубов, каких-то кафешек, которые вообще не имеют никакого отношения к бизнес-плану и деньгам. Они никогда в жизни не будут зарабатывать. Это как раньше бутики на Крещатике: зарабатывая 10 тысяч долларов, аренду должны были платить 25 тысяч. Я говорю: а где 15 брать? Это муж докладывает. А зачем? – спрашиваю. Так меня зато дома нет никогда! Крутой бизнес?
Я думаю, после кризиса, где-то в 2013-14 году, процентов двадцать заведений закроется, может,  даже тридцать – тех, которые были открыты эмоционально. Не из-за какого-нибудь просчета, а из-за эмоций. Остальные все будут работать точно так же. Еда – это так же, как бензин, совершенно необходима.
D+: Расскажите о своих планах. Собираетесь ли открывать рестораны в ближайшее время?
А.З.: У нас открываются рестораны постоянно. Сейчас, в основном, мы развиваем сеть «Мураками» – открыли на Позняках, Оболони, Русановке. Это системный ресторан, наш средний сегмент. По трассе делаем «Мисливцi-Автогрилi». Много партнерских ресторанов, люди обращаются – надо помочь. Я не хочу строить ресторан, ленивый стал. Посмотрю, вроде дети сыты, у самого тоже образ в зеркале ничего… Что-то надрываться не очень хочется. Ребята мои нормальные – развиваются, строят. Я уже прапрадедушка в своем деле, а те, которые были моими учениками, уже биг-боссы, олигархи.
D+: Ходят слухи, что на Набережной закрыли много ресторанов. Что там произошло? 
А.З.: За Набережную уже более пяти лет борются несколько структур. Одна принадлежит одному ведомству, другая – другому, третья – третьему. И вот они в борьбе между собой цепляют интересы людей, которые стоят на Набережной. Это не их самоцель, их самоцель – получить какое-то влияние. Нами было выиграно порядка 35 судов, это целая история. Мы не будем поддерживать этот конфликт, но если к нам кто с мечом придет, от меча и погибнет.
D+: Сейчас это наложилось еще на ситуацию с переменой власти. Помните, как говорили: вот донецкие придут… дань платить заставят.
А.З.: Это неправда. Помните программу «Городок»? Так вот, это ужасы нашего Городка. Донецкие точно такие же, как и севастопольские, днепропетровские, харьковские, киевские… Все совершенно одинаковые. Просто есть козлы, а есть нормальные люди.
D+: Да, мы убедились, что так оно и есть.
А.З.: Я хочу еще убедить вас в том, что нормальных людей в десятки раз больше, чем козлов. Просто козлы яркие такие, как осы. Но в какой-то момент, когда это переходит границы, их ставят на место. Так что, если возникнет необходимость, мы перенесем «Хуторок». В Одессу его поставим – это не есть проблема. Просто Киев потеряет ресторан.  
D+: У Вас есть 7 заведений в Нью-Йорке – расскажите, пожалуйста, об их концепциях, планируете ли расширять свой бизнес в Европу, Россию? Где легче (или правильнее – сложнее?) держать ресторан?
А.З.: Вы знаете, не хочу никуда развивать бизнес. В Америке волей случая у нас произошел бизнес совместный. И де-факто, и де-юре мы не имеем никакого отношения к этим ресторанам, просто работаем под одним флагом. Мы союзники. У нас есть в планах открытие в Майами совместного заведения. Но я убеждаюсь, что мне легче работать в Киеве. И принял решение уходить с периферии. Я не хочу работать в Днепропетровске, Харькове, потому что это невыгодно – там меньше люди кушают. Я не знаю эти рынки. Мы там находимся на птичьих правах, с нами конкурируют все. Так что я сейчас делаю удар на столицу нашей Родины – город-герой Киев и трассы.
D+: Как Вы продвигаете свои рестораны? Мне доводится встречаться с рестораторами, утверждающими, что реклама как таковая ресторану не нужна – эта позиция, на Ваш взгляд, умный расчет или скаредность? Ведь самые знаменитые рестораны Парижа, в том числе проекты Бокюза и Дюкасса, регулярно размещают свои рекламы в путеводителях, а Дюкасс даже выпускает толстые справочники. Наверняка в Ваших путешествиях Вы сами обращались к помощи городских гидов по ресторанам и видели там и кафетерий отеля «Захер» в Вене, и новиковское «Белое солнце» в Москве. Да и все проекты «КК» проходили этап активной рекламной компании, в том числе в корпоративном издании. На мой взгляд, это способствует развитию ресторана, помогает регулировать заполнение зала в то или иное время суток и т.д.  Как Вы смотрите на рекламу в изданиях бесплатного распространения?
А.З.: Очень хорошо. Я вообще за просвещение. Уверен, люди, которые не дают рекламу, проигрывают. Если есть возможность появиться где-то и человек не появляется, он проигрывает. Вопрос цены, конечно. Я уверен на 100 процентов, что промо давать нужно, если есть такая возможность. Если ресторан семейного типа и у хозяев хватает клиентов в личном справочнике, в телефоне, то тогда, возможно, ему реклама не нужна. Но кичиться этим не нужно, это говорит только об узости бизнеса. Я не могу пообщаться со всеми своими  клиентами по телефону, а директор маленького ресторана может это себе позволить. Я тоже мог раньше, до пятого ресторана, а потом – все, пришлось уже общаться через телевидение, газеты, журналы. Так что, все зависит от объемов. Есть объемы, которые сегодня не покрываются привычными средствами коммуникации: ни телефонами, ни даже журналами. У нас сейчас новый удар – это телевидение. Нам нужно 5-6-7 миллионов смотрящих – для того, чтобы передать саму идею.
D+: Да, но где эти 7 млн взять, ведь телеаудитория сегментируется по каналам (кому-то доступно НТВ, а кто-то ТРК «Киев» может смотреть с перебоями), плюс вопрос – что собой эта смотрящая аудитория представляет, Вы же не старушкам со вставными челюстями хотите свой месседж направлять. А деловые и активные смотрят местные новости и популярное спутниковое ТВ (а это уже другие цены, согласитесь). Скажем, «КаБаРе» для себя вычислил, что наши читатели на 100% – пользователи Интернета, и мы запустили сайт-спутник, так что с апреля милости просим на www.kabare.org.ua. Надеюсь, это придаст журналу новые жизненные силы. Кстати, о жизни: звездные рестораны в «Козырной Карте» – сколько лет, как правило, длится успех? В чем секрет долголетия?
А.З.: У нас есть рестораны, которые сложились исторически. Есть хорошие проекты «Казбек», «Дежавю», «Фиш Клаб», «Хуторок», «Майами-блюз», «Нобу», «Караван» – это рестораны, которые рекомендуют к посещению в Киеве. Пока за ними смотрят, они будут звездными.
D+: Есть такое мнение, что ресторану, как и человеку, отведена одна жизнь, какое-то определенное время.
А.З.: Это все контролируемые вещи. Например, если мне новый ресторан нужно поддерживать, я трачу 100 тысяч долларов на рекламу, а если старый – трачу 20 тысяч. Рекламой я называю и PR, и акции – любое оповещение.
D+: Сколько в среднем зарабатывал раньше ресторан Вашей сети и какие заработки у ресторанов сейчас?
А.З.: Я не могу этого сказать, потому что рестораны очень разные. Вот ресторан находится в бизнес-ситуации, когда ему нужно выйти в точку безубыточности  в течение 3-4 лет. Сейчас если ресторан попадает в собственность и если он построен еще на собственной земле и на собственные деньги, то бизнес-план увеличивается  до 7 лет. Если это арендные территории, а аренда на сегодня упала, она как бы скомпенсировала рынок, то остался тот же 3-4-годичный бизнес-план. В противном случае не имеет смысла этого делать. Сегодня средний банковский процент по гривне примерно 26 процентов. Это завышенный, перестраховочный – от 18 до 26 процентов. И сегодня не может окупаемость ресторана быть больше, чем эти 26 процентов. И не в год  – а за 4 года.
D+: На какой минусовый уровень уходит прибыль ресторана, чтобы его закрыли? Часто ли приходится закрывать заведения?
А.З.: Думаю, он должен надоесть хозяевам. Или проблемы его должны надоесть. Ресторан – это же такая красивая игрушка для многих людей…
D+: Но Вам же приходилось закрывать рестораны? «Марше», например?
А.З.: «Марше» мы не закрыли, а продали. Не по своей вине. Это был не звездный проект, но в своем бизнес-плане. Имелись какие-то внутренние задолженности, но проект не был безнадежным. У нас закончились договора с 50%-ми партнерами, и когда мы не смогли договориться о нормальных для себя условиях, забрали деньги и ушли. Такие ситуации бывают.
D+: То есть, нет такого понятия «минимум» и все?
А.З.: Тянем, даже если тяжело. Был у нас проект «Березка», абсолютно дохлый. Мы нашли в себе силы во время кризиса его реконструировать  в «Тюбетейку», и сейчас там порядок. Сейчас вот «Самобранка» – проект не дотягивает по своей площади, по земле. Но, слава Богу, это собственность, нет никаких аренд, там полностью наша земля. Он может люфтовать.
D+: Вот по Красноармейской вместо «Пельменной» теперь «Лето». Почему?
А.З.: Поменяли концепцию. Это и есть нестандартное восприятие, когда хозяин по непонятным для всех причинам тратит деньги на реконструкцию, смену интерьера, кухни, персонала. Обычно это заканчивается или полным провалом, или полной победой. Здесь же и есть плюсы сетевой системы: мы не дадим ему провалиться. Потому что его провал – это наш провал. В случае чего, на этот ресторан начнут работать еще 40 заведений. Это знаете, как один щенок заболел, и все вместе начинают вытягивать: тот лекарство, тот еду, тот воду. Так проще. Хотя зарабатывается меньше. Но и нервов меньше тратится.
D+: Поэтому и «Козырная Карта». Случалось ли, что заведение выходило из сети? Почему и как это происходило?
А.З.: Я не помню такого случая. Да какой же смысл выходить из сети?
D+: А если вдруг кто-то надумает – неужели отпускаете, Андрей, утюгом не пытаете?
А.З.: Нет. Но второй раз не берем. Тут уже начинают какие-то принципиальные вещи работать.
D+: Как обстоит дело с коттеджным городком в настоящее время?
А.З.: Вот закончили его, слава Богу. Я его семь лет строил, мы уехали из этого засыпанного снегом Киева – там трактора ходят, все чисто. Там все наши живут. 
D+: Хорошо вам там, в тусовке?
А.З.: А мы не видим друг друга. Вот сейчас церковь освятили – у нас там маленькая такая каплычка есть, по воскресеньям службы проходят. Я в воскресенье пошел на службу, постоять просто, и многих там увидел. У нас в городке  ресторан есть, хорошее кейтеринговое обслуживание.
D+: Прямо там?
А.З.: Нет, на трассе рядом, в 100 метрах.
D+: Посещаете ли другие рестораны, не «Козырной Карты»? Назовите три самых любимых из них, в том числе и за рубежом. Что Вам в них больше всего нравится? Какие блюда там заказываете?
А.З.: Моя география передвижения ограничена, причем, исключительно моей фантазией. Когда путешествую на лодке, попадаю в припортовые рестораны. Вообще люблю простую пищу, кушаю в каких-то прибрежных маленьких домашних ресторанах. Я уже пресытился деликатесами, и мне нравится простая рыба в соли, печеная картошка, вкусные соленья, совершенно простое мясо. Ем очень просто и получаю от этого удовольствие. Дома мне чудесно готовят голубцы, налистники, я их обожаю и употребляю в больших количествах.  В Киеве мне нравится «Конкорд» – кухня вкусная, и ребят люблю, я помню их, когда они работали барменами в кафе «Зоряне», а я – грузчиком в «Детском мире». Меня туда через исполком устроили, через комиссию по делам несовершеннолетних.
D+: Были проблемы с поведением?
А.З.: Я хулиган был вообще страшный. Люди кучкуются друг с другом, когда видят единомышленников, и я понимаю, что с этими ребятами мы по всему совпадаем. А так в ресторанах я вообще не бываю. Так что на вопрос, куда пойти, – не отвечу. Я никуда не хожу. Вот здесь я сижу, здесь и кушаю, когда работаю  в офисе. У нас «Мураками» внизу, Света позвонит, мне принесут.
D+: Ну да, много ли надо человеку… Андрей, согласно рейтингам, Вы входите в сотню самых богатых людей Украины.
А.З.: Я не думаю, что это корректный подсчет. Это по их мнению. Дай Бог, чтобы я входил в 2 тысячи богатых людей. Думаю, там помарка процентов на тысячу. Я не считаю себя входящим в сотню. Не потому, что прибедняюсь. Я достаточно небедный человек.
D+: Можете ли сегодня вспомнить, с чего начинали и как?
А.З.: Я фарцовщиком был. Работал в баре в «Интуристе». Валюта, фарцовка.
D+: Заметила: все успешные люди почему-то начинают именно так…
А.З.: Я пришел из армии голый, босый. У меня вообще ничего не было.
D+: Куча людей приходили из армии босыми, голыми…
А.З.: Я уверен на все сто, что есть предрасположенность. Или она есть, или ее нет. Думаю, что мои по папе на 25% еврейские корни все-таки сыграли злую шутку с ресторанным рынком города Киева. У меня в роду все занимались бизнесом. Кстати, в здании, где мы сейчас находимся, до революции была кожевенная мастерская моего прапрадеда. Мой дедушка, архитектор, жил в большой квартире на переулке Белинского, а наш дом был на Тургеневской. Это наши территории, здесь же Евбаз был – еврейский базар. Это было очень давно.
D+: Теперь мы знаем, откуда у Вас эта жилка…
А.З.: Это не жилка. Это культура отношения к деньгам. Говорят, чтобы зарабатывать деньги, нужно прежде всего научиться уважать чужие деньги. Хотя бы потому, что они в какой-то момент могут стать твоими. Себя надо любить, но не зараженного нарциссизмом, а по-настоящему, как личность. Вот тогда все получится нормально. Все мои предки, начиная с XVII века, занимались благотворительностью и однажды подарили Киеву Пушкинский парк. Много церквей построили, у меня документы все эти есть.
D+: Как долго, на Ваш взгляд, продлится смутное время?
А.З.: Вопрос не принимается. Нет никакого смутного времени. Есть процесс, который идет себе спокойно, кто хочет, тот дойдет. Происходит эволюция.
D+: Как-то в самом начале кризиса Вы сказали, цитирую: «Начинается небогатое и негламурное, но очень интересное время, которое, как лакмус покажет, кто есть кто». Можете ли что-то добавить? Кого Вы увидели «во всей красе»?
А.З.: Уже показало. Показали себя те люди, которым не привиты терпимость, любовь, добро. Те, кто свои проблемы решает за счет других, те, которые раньше держали что-то в себе, а потом выплеснули все это наружу. Кризис сработал, как синяя лампа на фурункул: он вызрел и лопнул. И тело стало здоровое. Инфекция вышла. Люди получили новый виток сознания. Все понимают, что такое деньги, дружба, любовь, настоящие отношения. Это все не обесценилось, а наоборот, только повысилось в цене. А вниз пошло другое: авантюризм, зависть, эмоции. Люди понимают, что счастливыми их делают те, кто находится на расстоянии вытянутой руки, и их надо беречь, им надо уделять внимание. Те, кто не ходил друг к другу на дни рождения, начали ходить. Вот и все.

Интервью вела Людмила Ляпина

 

Комментарии 

 
#5 Ivan 2017-05-07 08:59 Конкурент? Цитировать
 
 
#4 Vlad 2013-01-15 22:09 Украинская сторона передала Хорватии документы для экстрадиции совладельца известной украинской сети ресторанов “Козырная карта” Андрея Задорожного, которого подозревают в мошенничестве, однако окончательное решение об экстрадиции еще не принято. Что интересно, так это один занимательный факт…

Рестораны “Козырной карты” были одними из первых в Украине, которые открыто заявляли о своей сверхприбыли, не платив при этом баснословные налоги. “Интервью Андрея Задорожного всегда были пафосными и неоднозначными. Многие понимали, что Андрей Задорожный богатый человек, практически олигарх, но мало кто задумывался о честности его бизнеса перед государством. Теперь же оппозиция сразу обвинит преступную власть и кровавый режим в давлении на украинский бизнес. Таков крест правосудия
Цитировать
 
 
#3 Корчма Сыта Хата 2013-01-15 20:06 РЕСПЕКТ И УВАЖУХА Цитировать
 
 
#2 володимир 2012-04-25 12:11 в facebook есть бдюзовые зарисовки мои исполняемые на трубе .www grigorievv2@gma il.com Цитировать
 
 
#1 володимир 2012-04-25 11:59 уважаю людей -живущих в ритме блюза! Хотелось бы посмотреть играяя БЛЮЗ как вы его воспринимаете .Когда-то я прочитал на Вашем сайте.что Вы любите БЛЮЗ и все обьясняется от природы сексуальной полнотой иопытом. Вы правы всюду -основа -это сексуадьый фундамент! Цитировать
 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!