Владимир Масленков: «Мы объединяемся, чтобы сберечь шампанское для Украины»

В преддверии нового года состоялось событие, способное, на взгляд обозревателей Drinks+, оказать значительное влияние на ход событий на алкогольном рынке Украины. С просьбой прокомментировать этот факт журналисты нашего журнала обратились к директору по маркетингу и продажам ЗАО «Одессавинпром» Владимиру Масленкову,  стороннику создания национальной Ассоциации производителей игристых и шампанских вин.

D+: Идея объединения операторов отечественного рынка игристых вин и шампанского витала в воздухе давно. Тем не менее, на протяжении довольно длительного срока она так и оставалась идеей. Складывалось впечатление, что, несмотря на рациональность такого шага, производителям, выступающим с конкурентных позиций, сложно договориться. Теперь, насколько нам известно, в ассоциацию вошли лидеры:         Artyomovsk Winery, Киевский и Одесский заводы шампанских вин, ЗАО «Одессавинпром», завод шампанских вин «Новый Свет», агрофирма «Золотая Балка», Одесский коньячный завод и Черкасский ликеро-водочный завод, владеющие шампанским производством, а также Севастопольский винзавод. Что изменилось в ситуации, заставив конкурентов наконец-то сплотиться?
Договариваться всегда непросто. Но у нас был повод: мы получили предупредительный сигнал от рынка тихих вин. Там не произошло объединения предприятий в одну ассоциацию, которая бы поставила принципы качества выпускаемой продукции выше корпоративных и региональных интересов. И отрасль дала крен в сторону низкосортных и фальсифицированных вин. Появились дублирующие друг друга, разномасштабные союзы виноделов, которые стали отстаивать интересы отдельных производителей: кто защищает спиртование вин ректификатом, кто нормы добавок сахара в сусло, кто пытается ввести ограничения импорта. Эта ситуация, конечно же, обеспокоила шампанистов. Судите сами, в каждой винодельческой области задекларированы профессиональные объединения, члены которых входят в разные ассоциации национального масштаба. С точки зрения менеджмента – это неэффективно, если не сказать абсурдно. Все равно каждый из участников рынка живет своим умом и по своим правилам. Членство в ассоциации для него чисто формальная процедура: подписал заявление – вот ты и член союза. И никому не ясно, какие обязательства принимает на себя компания и что конкретно защищает коллегиальный управленческий орган, которому делегирован голос. Мы же не хотим идти формальным путем учредительской процедуры и создавать общественную организацию для удовлетворения чьих то амбиций и реализации сиюминутных корпоративных задач.
Наша отрасль виноделия особенная. Она технологична, дорогостоящая по оборудованию и стоимости конечного продукта. В стране не так уж много мастеров шампанского производства. Поэтому традиционно установившиеся горизонтальные связи между десятком предприятий и наше общее понимание последствий дискредитации украинского шампанского недобросовестными производителями подтолкнуло нас к объединению. То есть, мы задекларировали определенные стандарты, а теперь собираем компании, которые согласны жить и работать по ним.
D+: Были ли предприятия, которые по каким-либо причинам отказались участвовать в объединении? Соответствует ли действительности информация, согласно которой ассоциация принципиально не планирует привлекать в свои ряды новых членов? Какая логика положена в основу данного принципа?
Конечно, мы, как инициативная группа представителей от разных компаний, проинформировали своих коллег о намерениях и целях будущей ассоциации. А поскольку вступление в общественные организации – дело добровольное, то не ведем агитацию и не стремимся затянуть в ее ряды новых членов. Согласным поддержать декларируемые нами принципы мы говорим: добро пожаловать! Несогласным никто не мешает жить по-старому. Мы лишь предлагаем модель внутриотраслевых правил организации производства и действий на рынке.
Но, естественно, мы не намерены занимать пассивную позицию и сливаться с общей средой. Мы имеем основания донести наши идеи до потребителя и создать систему гарантий и опознавания продукции, выпущенной на рынок под эгидой нового объединения. Может, это будет общая концепция оформления или один из его элементов, может, ремейки на ранее существовавшие знаки качества или совершенно новый бренд, но мы подадим сигнал рынку и потребителю в очень конкретной форме.
D+: Перечислите, пожалуйста, основные цели новой ассоциации. Какие намечены ближайшие шаги для их реализации?
Не обязательно обладать глубокими знаниями отрасли, чтобы предсказать судьбу рынка шампанского через 3 – 5 лет. Если ничего не менять, она сложится по тем же правилам, что и рынок тихих вин. А сегодня он выглядит плачевно. По нашим прогнозам, с которыми соглашается большинство экспертов, уровень фальсифицированной продукции составляет 30-40 процентов, и многие производители сознают угрозы такого соотношения. Нам надо найти в себе силы бороться за качество, чтобы не доверять эту работу арбитрам извне. Если структуры ВТО и Евросоюза займутся очищением украинского рынка вина от фальсификата, то убытки понесут даже добросовестные производители. Поэтому нам необходимо самостоятельно сформулировать и придерживаться единых правил и условий производства. В винодельческих странах формы и способы конкуренции регулируются законами и здравым смыслом. В странах со спящими законами условия формируют взятками, административными рычагами и лоббистскими возможностями. К счастью, с шампанским ситуация немного иная, но упускать время уже нельзя. Прогнозируя потенциальные проблемы, мы не стали ждать повторения алгоритмов рынка тихих вин. Единомышленники сплотились в инициативную группу, члены которой встретились с будущими членами ассоциации и решили, что наша точка зрения должна быть представлена не одинокими выкриками, а гражданской позицией профессионалов. Ведь мы говорим не о сиюминутных выгодах, а о будущем украинского виноделия и мы представляем не вчера созданные компании, а предприятия, которые создавали десятки предшествующих поколений. Следующие наши шаги – создание законодательного поля в виноделии, дискуссии с государством по проблемным вопросам, утверждение новых законопроектов, которые не позволят увести производство шампанского в серую зону.
Не хочу никого обидеть – но понятие вина определено в мире и никому не удастся приспособить этот стандарт под свои личные представления. В мире не делят виноделов на «первичных», «вторичных», агрономов и т.д. Виноделие начинается с виноградника. И мы хотим начинать работу и дискуссии о вине с виноградников, с того, что дает нам ягода, а не технологии улучшения посредственных или вовсе негодных материалов. Слава Богу, шампанисты всегда были прогрессивны, конструктивны и разумны. Они всегда выбирали лучшие виноматериалы. Они понимают процессы от А до Я, ибо так устроена отрасль, где делать шампанское из выжимок, воды и сахара невозможно. По этой причине число единомышленников-шампанистов больше по сравнению с отраслью тихих вин. У нас 75% предприятий разделяют принципы будущей ассоциации.
Коротко подведу итоги. Мы, как впрочем, и потребители, не хотим, чтобы плохое вино «вытягивалось» сахаром, газировалось из баллона с углекислотой и выдавалось за напиток, название которого нам еще предстоит обсуждать в рамках ВТО и Евросоюза. Украинское игристое имеет право на существование, но лишь в том случае, если его качество будет соответствовать мировым стандартам. Сегодня недобросовестные производители имеют шанс не просто испортить репутацию отрасли, а и лишить страну вина определенного типа. Мы же объединились, чтобы сберечь статус шампанского производства для страны.
Вторая миссия – культурная. Шампанское – особый напиток, его употребление связано с определенной эстетикой и отношением к спиртному. Шампанское любят все, и это позволяет приобщить к культуре вина множество людей. Поэтому мы намерены, используя различные средства воздействия, увеличивать число сторонников игристых напитков, независимо от уровня их доходов. 
D+: Как технически происходит объединение усилий? Существуют ли финансовый фонд, комиссия по распределению или общее собрание, на котором принимаются решения? Расскажите, пожалуйста, подробнее, как именно будет функционировать ассоциация.
Намерения таковы: каждый из членов ассоциации делегирует для работы в ней своего сотрудника. Так формируется координационный совет. Любые решения принимаются только в том случае, если за них проголосовано единогласно. Мы не планируем создание каких-либо фондов или управленческих структур. Будем финансировать целевые программы, обмениваться информацией, находить поддержку в государственных и законодательных органах по конкретным вопросам. Все, как в общественной организации европейского типа: максимум действий при минимуме бюрократизма.
D+: Как Вы относитесь к необходимости заменять наименование «шампанское» для украинских вин, произведенных по классической технологии, учитывая факт, что те же французы, выпуская в Калифорнии напитки под своими торговыми марками, продолжают называть их «шампанским»?
В винодельческих странах, особенно Европы, давно сформировалось уважительное и трепетное отношение к вину. Французскому виноделу, например, в голову не придет заниматься фальсификатом, этот шаг противоречит ментальности, культуре, укладу, традициям и к тому же не выгоден с материальной точки зрения. Как такие люди могут смотреть на страну, где под видом шампанских вин будут производить  Бог знает что? Я вновь повторю, что уровень внешних претензий к нашему виноделию и к конкретным брендам будет пропорционален уровню недобросовестности наших производителей. США тоже задавали вопросы на схожую тему, но когда уровень виноделия в Калифорнии превысил винодельческие стандарты Франции, то претензии к калифорнийскому шампанскому отпали сами собой. Защита бренда – не столько юридический процесс, сколько аргумент профессиональной состоятельности. Земли и климат Крыма, Николаевской, Одесской и Херсонской областей были признаны благоприятными для шампанского производства почти два столетия назад. Шампанское «Новый Свет» князя Льва Голицына, «Эксельсиор», изготовленное на заводе Перикла Родоканаки, шампанское Генриха Редерера продавались во всей Европе и Америке еще в позапрошлом столетии. Мы обладаем собственной многолетней традицией производства игристых вин, которую нельзя терять, по крайней мере, на собственном рынке. В то же время  возможно и создание национального бренда для украинских игристых вин, как Spumante в Италии или Сava в Испании. Главное, чтобы все названия отождествлялись потребителем с высоким уровнем качества. Вновь проведу аналогию с тихими винами. До выхода на мировой рынок Шардонне из Новой Зеландии, ЮАР и Чили считалось, что только Франция может претендовать на славу этого виноградного бренда. Но, оказалось, это не так, и Шардонне из стран Нового света во многих случаях превзошло своих французских родителей. Почему это не должно служить примером для производителей украинского игристого?
D+: Какие меры для смягчения негативного влияния на отрасль, вызванного вышеупомянутым отказом от наименования, намерена предпринять Ассоциация шампанистов?
Если страна потеряет привычное название для лучшей части игристых вин, то потребитель станет ориентироваться на бренды конкретных производителей. Определенная трансформация сознания уже происходит. Названия предприятий для украинцев служат определенной гарантией качества, и это хороший повод для оптимизма.
D+: Насколько вхождение в ассоциацию будет подчинять ее членов с точки зрения ценообразования?
Проблема подчинения надуманна. Либерализм доминирует даже в сферах государственного управления. Кто же сможет подчинить предприятие с помощью статуса общественной организации? Тем более, что и намерений таких нет. Что касается ценообразования, то его механизм индивидуален на каждом предприятии, а речь идет, как я понимаю, о ценовой политике. И тут вот какая вещь происходит. Те 75% предприятий, намеревающихся войти в ассоциацию, уже много лет не опускают стоимость самых доступных игристых вин ниже 15 гривен. Мы ни о чем не договаривались, просто демонстрировали рынку, что игристое вино не может быть ниже этой цены, которая для всех примерно одинакова. Доход можно увеличивать за счет новой технологии, а не за счет снижения качества.  И конкурировать именно на этом поле. К примеру, можно поднять урожайность виноградников с 80 до 100 центнеров с гектара. Но для этого нужно и высаживать новые виноградники и ухаживать за старыми. А как это сделать, если не закладывать в стоимость товара процент бюджета развития? Нельзя выводить цену бутылки вина из стоимости тары, этикетки и полутора килограммов винограда, необходимого для ее производства. Это даже не себестоимость.  На следующий год в нашей компании запланирована посадка 100га виноградников шампанских сортов. Затраты составят около 5млн грн. И еще три года до поры плодоношения эти поля потребуют вложений примерно по 2-3млн. То есть 7-8млн компания должна положить в бизнес, который заработает только  на 4-й год. Как же нам и многим моим коллегам по ассоциации возможно конкурировать с производителями, которые решают сырьевые проблемы без виноградарской составляющей? Вот почему мы говорим не о ценовой политике, а о ценовых ограничителях, которые бы страховали компании от соблазна выиграть за счет качества.
D+: Расскажите, пожалуйста, о своем пути в виноделии и чем Вы намерены заняться в ассоциации?
Я окончил Академию пищевых технологий в Одессе и около семи лет работаю директором по маркетингу и продажам компании «Одессавинпром». Люблю вино как продукт и как профессиональное занятие. Сфера маркетинга привлекательна для меня тем, что в ней выражается  ресурсный потенциал компании: производство, финансы, человеческий фактор. Мы решили, что председательствовать в ассоциации будет попеременно представитель от каждой компании. На ближайший год предложена моя кандидатура. Любой труд измеряется по конечному результату, поэтому ставлю перед собой весьма конкретные цели. Они касаются снижения или выравнивания ставок акцизных сборов на игристые вина, определения позиций профессионального сообщества по проблемам формирования рынка, учета нашего мнения при выработке механизмов государственного регулирования и многих других проблем. Страна входит в новые экономические условия. Они формируются в результате осмысления уроков кризиса, итогов первых шагов в открытом рынке после обретения членства в ВТО. На экономику повлияют и перемены внутриполитического характера. Компаниям необходимо снижать риски, чтобы достойно отвечать на столь серьезные вызовы времени. Значит, надо кооперироваться, сотрудничать, учиться концентрировать интеллектуальные ресурсы на главных проблемах. Ассоциация, которую мы создаем, – не страховка от всех непредвиденных ситуаций, а инструмент, с помощью которого можно прокладывать курс, прогнозировать события и устранять препятствия.

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!