Хочешь инвестировать? Спроси меня, как!


Мой канадский коллега Майкл Пинкус хранит в своем погребе более 2 тысяч вин. Большая их часть – местные, в ценовом диапазоне порядка 20 канадских долларов. Я, признаюсь, сначала удивилась, но поняла со временем, что все логично: Майклу интересно находить достойные и доступные экземпляры, а потом следить за их развитием.

 

 

«Оркестр гремит басами,
трубач выдувает медь.
Думайте сами, решайте сами
иметь или не иметь»…
С.Никитин

Мой канадский коллега Майкл Пинкус хранит в своем погребе более 2 тысяч вин. Большая их часть – местные, в ценовом диапазоне порядка 20 канадских долларов. Я, признаюсь, сначала удивилась, но поняла со временем, что все логично: Майклу интересно находить достойные и доступные экземпляры, а потом следить за их развитием. Поэтому его коллекция живая – она имеет не только приток новых вин, но и отток старых – и носит научно-популярный характер. На самом деле, это весьма нетипично. Как правило, в нашем понимании коллекционер – это некий богатый сибарит, чье собрание представляет собой подборку редких образцов и аукционных лотов. И на деле так оно и есть: собственный винный погреб – это популярное хобби многих обеспеченных личностей. И их коллекции часто не просто грамотно организованное хранилище раритетных вин. Зачастую ячейки и казы этих эно-банков заполнены напитками, которые сегодня называют инвестиционно привлекательными.  Не думаю, что приобретают такой алкоголь в свои погреба для того, чтобы потом продать подороже. Но знаю случаи, когда целиком или частично, по тем или иным причинам, напитки из таких вот частных коллекций распродаются на аукционах.


Если же говорить об инвестировании, то для этого действуют специализированные фонды и биржи. И те, кто подходит к вопросу серьезно, действуют именно через них. Единственное «но» – сразу требуется солидный капитал: и для вложения в напитки, и в качестве «вступительного взноса», в разы превышающего годовой доход рядового гражданина.
Но как не каждый желающий может заняться инвестированием по причине дороговизны этого удовольствия, так и не всякий алкоголь может стать объектом для вложения капиталов. Чтобы стать привлекательным для вкладов, напиток, бренд, да еще и его алкогольная группа в целом должны демонстрировать стабильный рост цен на протяжении как минимум десяти лет. Причем, рост существенный – свыше 100% за n-период. И на данном этапе этим критериям отвечают только две категории напитков – вино и, в последнее время, виски.
С первым все предельно ясно – Великие вина Бордо и Бургундии на то и великие, чтобы удерживаться в списках объектов желания. Поэтому и в 2014-м, и в 2012-м, и в 2010-м – из года в год на манеже все те же наименования и винтажи, только суммы все внушительнее и внушительнее. Вина-то становятся старше, да и инфляция дает о себе знать, а тут еще и азиаты в последние годы проявляют аномальный интерес именно к этой группе напитков. Разумеется, все это взвинчивает цены, соответственно повышая и инвестиционный индекс, а также доходы аукционных домов, винных фондов и бирж.
Доказательством инвестиционной привлекательности этих вин служат сухие цифры. Так, например, индекс Liv-Ex на 2000 Chateau Mouton-Rothschild, Pauillac с момента выхода релиза и до 2013 года дает рост цены на 386,4%, а 2000 Chateau Lynch-Bages, Pauillac 2000 – на 179,1%. 1996 Chateau Palmer, Margaux до 2014 года увеличился в цене на 350%. 2004 Sassicaia на данный момент взлетела на 118,6%. А 1999 Gevrey Chambertin, 1er Cru, Clos St. Jacques, Armand Rousseau к 2014-му стоит на 700% дороже.
Существует определенный костяк, на который можно ориентироваться при составлении инвестиционного портфеля и коллекции. Любой консультант из любого фонда укажет стандартный список:
• Бордо – Chateau Latour, Lafite-Rothschild, Lynch-Bages, Margaux, Mouton-Rothschild, Haut-Brion  Le Pin, Petrus, Lafleur, La Fleur-Petrus, Angelus, Ausone, Cheval Blanc, Pavie.
• Бургундия –  Domaine de la Romanee-Conti (разумеется, в первом ряду), Henri Jayer, Comte Georges de Vogue, Georges Roumier, Armand Rousseau, Leflaive, Leroy, Meo-Camuzet, Coche-Dury.
К этому перечню еще добавляют Долину Роны – Jean-Louis Chave Cuvee Cathelin и Vin de Paille, Paul Jaboulet's Hermitage La Chapelle, Guigal's Hermitage Ex Voto 'La-La' wines (La Landonne, La Turque, La Mouline), Chateau de Beaucastel's Hommage a Jacques Perrin и Chateau Rayas (Reserve, the Pignan Reserve, Reserve Blanc). Супертоскану – Sassicaia, Solaia, Ornellaia. Кое-что из классической Тосканы (к примеру, Nocio dei Boscarelli) и Пьемонта (назову the Monprivato wines of Giuseppe Mascarello and Bartolo Mascarello). При желании подберут также Австралию и США. Да и по Италии перечень на самом деле поболее будет.


Если говорить более конкретно, то обратите внимание на перечень вин из таблицы 1. В ней приведены самые дорогие на данный момент вина с их актуальными средними и максимальными ценами. Почему привожу именно самые дорогие вина, а не как в случае с моим коллегой – достойные, но по цене гуманные. Потому, что в данном случае, как бы банально это ни звучало, цена – по-прежнему залог качества. По крайней мере, в отношении вин из таблицы. Это те наименования, которые получили высокие баллы в рейтингах, были отмечены самыми влиятельными критиками или попросту лучшие по праву рождения, как в случае с Domaine de la Romanee-Conti.
Если же обратиться к крепкому алкоголю, то стоит отметить, что сейчас наблюдается настоящий бум на виски, скотчи и бурбоны – что ни месяц, то объявление об очередном limited edition. И интерес к категории в целом так велик, что, по прогнозам аналитиков, в 2018 году виски обгонит водку по объемам продаж. Плюс ко всему, активизировались производители в Японии и Индии, причем довольно успешно. Поэтому неудивительно, что в какой-то момент появился интерес к напитку и с точки зрения инвестирования. И особо резвые предприниматели создали специализированную биржу и ряд индексов. Наиболее оптимальными для вложений считаются напитки из этих индексов. Так, например, в Whiskey Highland Index Q1 2014 вошли следующие наименования: Macallan, Port Ellen, Brora, Dalmore, Bowmore, Ardberg, Balvenie, Glenlivet, Talisker, Mortlah, Glenfiddich, Glen Grant, St. Magdekene, Springbank, Clynelish, Highland Park, Lagavulin, Glenlochy, Glenury Royal, Rosebank, Brackla, Laphroaig, Glenmorangie, Hillside, Caol Ila, Glenfarclas, Glen Mhor, Glen  Flagler, Oban, Millburn, Bunahabhain, North Port, Auchentoshan, Glenugie. В этом списке представлены лучшие вискикурни, которые произвели коллекционные бутылки, а сам индекс сформирован на основе данных британских аукционов, а не розничной продажи. В перечне присутствуют также закрытые заводы. Пожалуй, в первую очередь при составлении коллекции стоит ориентироваться именно на них.


Причем, на мой взгляд, виски даже более надежный объект – он не так привередлив в хранении, не стареет в бутылке и не портится в ней довольно длительное время. Так что гарантий его качества после продолжительного содержания – больше, чем у вина. Собственно, это же можно сказать и о коньяках. Теоретически они весьма любопытны для инвестирования, как и арманьяки. Однако на данном этапе сегмент остается уделом скорее  частных лиц и аукционов. Вот для вина и виски созданы специальные платформы и индексы, а для коньяков подобных нет. Тем не менее, посмею спрогнозировать, что, заполнив нишу с виски, инвестиционные фонды начнут рьяно осваивать и эту категорию.
Кстати, первые ласточки уже есть: молодая компания (2012 года основания) Oracle Paradis Wine Fund уже вложила средства в дофиллоксерные коньяки. Чем интересны данные напитки? Кроме того, что и их, как и в случае с виски, выпускают лимитированными партиями, используя старинные спирты, часть этих запасов относится к тому периоду, когда лозы плодоносили на родных корнях, а не на американских подвоях, а блестящей базой для них служил сорт Фоль Бланш. Так что, с исторической и органолептической точки зрения, то, что было создано еще до филлоксеры, автоматически стало бесценным раритетом, – ведь такие запасы с годами исчезают безвозвратно. Цена на остатки, как вы понимаете, растет вне зависимости от каких-либо внешних факторов. А такая гарантированность в условиях экономического и политического кризисов – большая редкость. Правда, несмотря на явные достоинства категории, повышение цены происходит не так стремительно, как хотелось бы. Вот яркий пример: за 15 лет стоимость бутылки коньяка Grande Champagne 1789 года на аукционе возросла на 50%, а ящика Chаteau Lafite 1982 года – на 800%. И если первоначально коньяк явно главенствовал по эстимейту, в 10 раз превышая стоимость Бордо, то на определенном этапе вино стало значительно опережать его.
Большинство специалистов по инвестициям в области алкоголя сходятся во мнении, что недооцененность коньяка – условна, скорее, вино переоценено абсолютно нереальным спросом со стороны азиатских коллекционеров. Даже сейчас, когда в Китае наложили вето на дорогие подарки чиновникам и от чиновников и объем продаж Великих вин Франции там значительно сократился, на аукционах главными покупателями остаются «анонимные коллекционеры из Азии». Могу только представить, что случится, когда найдутся эксперты, которые обратят их внимание на коньяки. А обращать есть на что. Возьмем для примера позиции, выставленные на благотворительном аукционе La Part des Anges в 2014 году (указанная в скобках цена – эстимейт в евро): Hennessy Edition Particuliеre (20,000), Rеmy Martin 290th Anniversary Coupe (15,000), Martell’s The Queen’s Decanter (10,000), Courvoisier L’Espirit de Josеphine (8,000), Hardy Hommage Carafe Lalique Trеves (6,000), Baron Otard Private Archives (3,000), Normandin-Mercier Grande Champagne (2,000), Gautier Origine (2,500), Merlet L’Espirit de Guy (800), Deau L.V.O La Vie En Or, First Edition (4,500), Braastad La Part des Anges (2,000), Leopold Gourmel L de Gourmel Grand Champagne Extra (500), Cognac Frapin Grande Champagne (5,000), Larsen Commеmoration Drakkar 1952 (2,000), Pierre Ferrand 1914: The Last Cask (3,500), Meukow Palme d’Or, Part des Anges Selection (4,500), ABK6 Single Cask, Single Estate (5,000), Hine Grande Champaigne Millеsime 1964 (5,000), Chateau Montifaud Le Paradis (3,200), Cupuy Auguste Decanter No.1 (2,800), Delamain 1964 Grande Champagne (1,200), Prince Hubert du Polignac Ancestral (6,000), Louis Royer Family Collection Fine Champagne (1,500), Godet Assemblage (1,100), Franсois Voyer Collection Personnelle Lot No.5 (1,500).

Интересные факты:

Самая крупная коллекция редкого крепкого алкоголя принадлежит Бэему ван дер Бунту из Нидерландов. Она насчитывает пять тысяч бутылок и оценивается в более чем $8млн.

В 2013 году представители Книги рекордов Гиннесса зарегистрировали крупнейшую коллекцию коньяка. Она состоит из напитков от 440 производителей. Ориентировочная стоимость собрания составляет 300тыс. евро. Коллекция находится во владении ротари-клубов департаментов Шаранта и Приморская Шаранта.

Самым дорогим коньяком в мире стал Henri IV Dudognon Heritage Cognac Grande Champagne (спирты свыше 100 лет выдержки). Напиток был приобретен за 1млн фунтов стерлингов. Такая же сумма была заплачена и за La Ley del Diamante (the Diamond Sterling) Tequila. Таким образом, эта текила стала самой дорогой в своей категории. Среди ромов таковым оказался Wray and Nephew Rum. Его цена составила 26тыс. фунтов стерлингов.

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!