Авторская рубрика винодела Роберта Гулиева


Есть признанный термин – «французский парадокс». Как многие уже знают, он  означает, что, невзирая на жирную пищу, ежедневный бокал вина предотвращает ожирение и сердечно-сосудистые заболевания. Думаю, существует и американский парадокс. Это поучительный пример  искоренения пьянства с помощью вина.

История виноделия неотделима от истории цивилизации.  Глубокие исследования и  мысли  о продукте брожения виноградного сока всегда  занимали  умы великих и сильных мира сего. Иногда стоит вспоминать о них для понимания направлений развития виноделия и  самого общества, заинтересованного в вине, на протяжении шести веков. Советская историография, ревностная служанка пуританства, фильтровала информацию обо всем, что касалось алкоголя, и до нас, кроме Омара Хайяма,  не дошли многие факты и суждения  о вине. К тому же процесс познания истории виноделия не стоит на месте, и многие археологические находки продолжают открывать неожиданные и парадоксальные страницы древности. Например, о том, что родиной лозы и прародителями первых вин  были отнюдь не Египет и не египтяне. Шесть тысяч лет назад напиток из винограда пили картвелы, персы, китайцы.  У египтян, шумеров и древних греков вино принадлежало только высшему сословию, простолюдины пили пиво. Только римляне сделали перебродивший виноградный сок достоянием всех граждан, не исключая рабов. Они распространили лозу в Европе, а после падения великой империи христианство взяло на себя миссию новой культуры виноделия. В трюмах кораблей конкистадоров и негоциантов лоза и вино достигли всех обитаемых континентов планеты. Эту удивительную историю резюмировал Эрнест Хемингуэй:  «Вино – одно из   наиболее цивилизованных  и одно из самых естественных вещей в мире. Оно доведено до совершенства  и предлагает  человеку более широкий диапазон ощущений, возможно,  лучше любых других сенсорных способов познания». 
Философское обобщение не случайно принадлежит американскому писателю. США оказались той страной, где виноделие познало невиданные унижения и невиданные взлеты, перекликаясь своей странной судьбой с нашим способом приобщения к винной культуре. Пророком эры вина был третий президент США Томас Джефферсон, выкупивший у Франции Луизиану. «Как моралист я радуюсь перспективе снижения пошлин на вино,  – говорил он в пояснениях к законопроекту. – Ошибочно считать налог на алкоголь налогом на богатых. Закрывая среднему классу доступ к вину, мы обрекаем его принимать яд виски, опустошающий дома. Ни одна нация не опустится до пьянства, если вино в стране дешево, оно, по правде говоря, только противоядие  виски». Автору всемирно известного афоризма «Время – деньги» Бенджамину Франклину принадлежит слава и другого популярного высказывания: «Вино является постоянным доказательством того, что Бог любит нас и любит видеть нас счастливыми». Несмотря на авторитет основателей американской государственности, вино подвергалось гонениям в США почти сто лет. Антиалкогольные законы и компании принимались и проводились в разных штатах  страны с 1865 по 1968 годы. Жестокость запретительных мер объяснялась одним: слишком много преступлений и смертей отождествлялось с пристрастием к виски. Дошло до того, что ряд антиалкогольных сообществ обращались к Ватикану с настоянием переписать Библию, изъяв из текстов слово «вино».  Только с начала 70-х годов прошлого века, когда виноделы страны добиваются признания на международных выставках,  отношение к вину в США меняется кардинально и бесповоротно.
По статистическим  федеральным данным, в 2000 году американцы потратили на приобретение вин $20 миллиардов. 72% этих продаж приходится на калифорнийские вина. И если в 1950 году 82% покупок приходилось на десертные и полусладкие вина, то, спустя полвека, пропорция совершенно иная. Например, в системе торговли «Beekman wines & liquors» 90% занимают сухие столовые, 7% – игристые и лишь 3% – десертные вина. Можно с полным основанием сказать, что американцы не могут обходиться без вина. Одно из распространенных высказываний на эту тему, которое любят цитировать американцы, принадлежит сатирику Уильяму Клоду Дакенфилду: «Когда во время похода мы потеряли штопор, то вынуждены были провести все дни без питья и еды». Действительно, американцы, как нация и как отдельные граждане, не могут принимать пищу и утолять жажду без виноградных вин. Это тренд современного и здорового образа жизни, это символ аристократизма и демократичности. Кумиры современной Америки – люди винной культуры. Антонио Бандерас – владелец виноградников в испанском Дуэро, кинорежиссер и винодел Фрэнсис Форд Коппола уже много лет раскручивает свой винный бренд. Британский певец Клифф Ричард – промоутер целой винодельческой отрасли, футболист Джо Монтана приступил к выпуску собственных вин. Еще один пример – певица Мадонна, поднявшая славу винодельни Чикконе до невиданных высот.  Одна часть американских мегазвезд участвует в винном бизнесе, другая просто делает вина для собственного удовольствия и употребления. Прежде всего, это Брэд Питт и Анджелина Джоли, Джонни Депп, Стинг, Дэвид и его жена Виктория Бекхэм, династия Паркеров, Винс Нил, Оливия Ньютон-Джон, Арнольд Палмер… Бесконечный перечень имен, которым простые американцы стремятся подражать, разделяя их вкусы.
Американские виноделы ставят перед собой цель достичь уровня Ватикана в ежегодном потреблении вина на душу населения. А это 88,7 бутылок на каждого взрослого человека. Расчет делается на основании данных, что средний американец выпивает в год 55 галлонов soft drink, 22 галлона пива, 22 галлона кофе и 11 галлонов минеральной воды. В то время, когда потребление вина не превышает трех галлонов (1 американский  галлон = 3,78 литра). Хорошее вино должно начинаться и заканчиваться улыбкой, говорят американцы, культивируя социальный  оптимизм как общую программу здоровья.

Роберт Гулиев

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!