«Посудмейстер» – посудных дел Мастер


Основатели компании «Посудмейстер» своей историей опровергли высказывание Сальвадора Дали и достигли совершенства и в ассортименте, и в подходе к бизнесу.  О себе, рынке посуды и отечественных ресторанах представителю Drinks+ рассказал владелец компании Владимир Еременко.

D+: Владимир, начнем с начала. С чего и как возник Ваш бизнес?
В.Е.: Бизнес начался спонтанно. Когда более 16 лет назад я посещал Японию, то привез фарфоровую посуду, которая понравилась всем, кто приходил ко мне в дом. И я понял, что ее можно попытаться предложить украинскому покупателю. На свой страх и риск мы (я и мои единомышленники) привезли первый контейнер. Это был 1996 год, когда все еще не устоялось, и нам говорили: «Вы самоубийцы? Зачем это делаете?  Кому интересен фарфор по таким ценам?». Но время показало, что интересен. С этого, собственно, и начался наш бизнес. Потом добавились интересные марки хрусталя, столовых приборов и все, что сопутствует красивой и правильной сервировке. Позже родился бренд POSUD:MEISTER, под которым мы работаем уже больше шести лет, и он,  как мы считаем, является сегодня эталоном высокого стиля и высокой культуры. Собственно, ни за одну марку, которую мы продвигаем, нам не стыдно. Весь ассортиментный лист составлялся, как намывается золотой песок: что-то уходило, что-то оставалось, и оставалось лучшее. Все, что сегодня есть лучшего в мировом портфеле посудопроизводства, – это все у нас.

D+: Где продавали посуду на первых порах?
В.Е.: Мы работали с бывшими ЦУМами. Других способов коммуникации в те времена просто не существовало. Возможности приобрести свой магазин не было, да и, собственно, никто тогда это не практиковал. В те времена люди не пошли бы в отдельно стоящие бутики за посудой. Просто не было такой культуры. Правил шаблон, оставшийся со времен Советского Союза: «Все лучшее приобретается в универсальных магазинах». В Киеве это были  «Украина», ЦУМ, «Фарфор Фаянс»  и «Детский мир». В регионах точками продаж также служили бывшие ЦУМы, где оставались посудные отделы, с удовольствием бравшие на реализацию хороший качественный фарфор. Правда, для них у нас имелась другая марка. Мы начали с NORITAKE – это high level, Bentley в мире посуды, но за пределы столицы поставляли продукцию под маркой «Бета». Это фирма, отпочковавшаяся от NORITAKE. Капитал японский, фабрика находится в Шри-Ланке, но завод закрытый: все произведенное перевозится в Японию, откуда идет распределение по международному рынку. «Бета» изначально позиционирует себя как средний  сегмент и средний+. Мы же, имея прямые поставки, можем держать цену на нормальном для украинского потребителя уровне. Я не говорю, что это дешево, это средний сегмент, средний+.  Ниже мы не работаем, потому что за низкими ценами кроется совершенно другое качество. Если вы видите в магазине тарелку или чашку по цене ниже пяти долларов, то должны понимать, что, купив ее, наживаете себе проблемы. Дело в том, что в фарфоре всегда присутствуют серьезные химические компоненты, которые при неправильной технологической обработке в процессе производства представляют угрозу для здоровья, потому что в еду и напитки вымываются вредные компоненты. Так, из любимой чашки, из которой пьешь несколько раз в день, в организм попадают свинец, кобальт, никель и т.д., а потом человек не понимает, почему болеет.  С нашей посудой такие «сюрпризы» абсолютно исключены.

D+: Как формировался ассортимент на первоначальном этапе и как это происходит сейчас?
В.Е.: На начальном этапе – как бог на душу положит. Сначала  везли то, что нам понравилось, но в тот же год поняли, что нельзя полагаться на свой вкус, потому что есть определенная конъюнктура и ее нужно понимать. Со временем поднаторели в этом деле, частые поездки на фабрики, работа рука об руку с коллегами из соседних стран... И мы поняли, что нужно ориентироваться на продвинутый европейский  вкус, но при этом не забывать об украинском менталитете. Вот такой золотой середины и достигаем. У нас есть специально обученные люди, которые ездят на фабрики, отбирают ассортимент. Несколько раз в год приезжает контейнер, в котором до семи дизайнов, и если пять из них удачные, – это победа. Это нелегко, потому что за год производителем нарабатывается около 300 дизайнов, нужно отсмотреть их все и понять, какие семь из них будут интересны и удачны. Сегодня уже у нас получается.

D+: Чем отличается европейский рынок от украинского?
В.Е.: В Европе все можно делать смелее. К примеру, несколько лет назад в тренде были квадратные тарелки. Очень тяжело они здесь приживались, и я бы сказал, что так и не прижились. Как все происходит? Какой-нибудь дизайнер придумывает новую форму, ее моментально подхватывают конкуренты и… рождается тренд. Есть еще вариант трендсеттеров, которые диктуют, что будет модно в том или ином сезоне. Квадратная тарелка нам нравится, мы понимаем, что это модно, свежо, но приходит женщина (а она наш покупатель, и мы не можем не прислушиваться к ее мнению), видно, что с хорошим достатком, ухоженная, интеллигентная, и говорит: «И как квадратную тарелку можно поставить в посудомоечную машину?». И действительно, некая сложность имеется – они высокие, с углами, нужно приноравливаться. Так что с практической точки зрения они не оправдали себя. Это как пример. В Европе с новациями проще. У нас же более консервативная публика. Хотя в последнее время появляется новое поколение, это, наверное, вот то поколение «пепси», которое выросло, отучилось в престижных школах и вернулось сюда со свежим веянием, чувством, нюхом, отношением. Такие покупатели нас только радуют. Они живо реагируют на изменения и под них специально можно вводить инновации.

D+: Кто Ваш покупатель?
В.Е.: В салоне – в основном конечный потребитель. Но у нас есть еще оптовая сеть, которая занимается торговлей с ресторанами и отелями. С «Посудмейстером» также работают дизайнеры и архитекторы. Что касается HoReCa, то в портфеле присутствует несколько исключительно ресторанных линеек. Мы работали с «Козырной Картой», «Мировой картой» и несколькими отелями. Например, в «Премьер Палац» все люксы оснащены посудой NORITAKE – это наш премиум-сегмент:  фешенебельные хрусталь и фарфор. Чашка с блюдцем – 120 евро.

D+: Вы смотрите на развитие сегмента HoReCa под собственным углом зрения. Что можете сказать о ситуации с отечественными ресторанами? Как они развивались до кризиса, во время и сегодня?
В.Е.: А вы думаете, кризис закончился? Он продолжается. Скажу больше, он структурировано углубляется. Если в 2008 году у людей был шок, но  у них были накопления, и постепенно отойдя от потрясения, они тратили деньги. Это как волна, которая накатилась, и все подумали, что это ужас. А ужас наступил тогда, когда она откатилась, забрала с собой песок и обнажила всю грязь и гадость, знаете, как гальку на пляже. Так же и здесь. Все то, что могло просесть, – просело. И продолжает находиться в этом состоянии. В 2008-2009 годах мы себя чувствовали великолепно. И именно премиум-сегмент был востребован. Сегодня я такого сказать не могу.

D+: В связи с этим Вы корректируете ассортимент?
В.Е.: Да, мы заведомо отказались от интересных проектов. Но не только мы. Производители корректируют предложения. Так, у наших японских партнеров в планах было производство изделий с золотом и с инкрустацией фарфоровыми стразами. Бусинки в декоре придают оформлению стола фешенебельность и праздничность. Это дорогая техника, т.к. делается все вручную. Такой сервиз на заводе стоит не дешевле 3000 евро. А сюда привезти и на этом заработать… Он становится достаточно дорогим.

D+: Корректно ли будет спросить Вас о наценках?
В.Е.: С учетом всех издержек – процентов на 45-50. Так вот, завод скорректировал свои планы и с прошлого года делает упор на посуду casual style. Все притихло, у всех умерились аппетиты. Франция дала большой спад, так же, как и Италия, Испания и Португалия,  – по продажам в минусах. Россия и Украина тоже отреагировали на процесс большим спадом. Поэтому естественно, что у производителей нет громких и роскошных дизайнов. Есть функциональность, подчеркнутая скромность и т.д.

D+: Расскажите, пожалуйста, какую посуду сегодня закупают рестораторы?
В.Е.: Хрусталя – совсем немного. Мы изначально не привозим дешевое стекло. Для ресторанов же важно, чтобы оно выдерживало мытье в промышленных посудомоечных машинах. У нас есть такой фарфор. По нему и работаем с украинскими рестораторами. В основном, пользуется популярностью не декорированный, а белый брендированный фарфор. Вы спрашивали о кризисе, так вот, если раньше HoReCa присматривала себе интересные дизайнерские проекты, интересную посуду и позволяла себе не мыть ее в посудомоечной машине, а нанимать для этого людей (просто во имя того,  чтобы было красиво, не похоже на других), то сейчас эти заказы если не закрыты, то сведены к минимуму. Очень многие отказались, какие-то провисли и не были оплачены. В общем, сегмент сейчас не на высоте. Хотя при этом конкуренция ужесточается, пришли новые игроки, часто играющие не по правилам. Могу сказать, что поток заказов не уменьшился, но динамика, которая была в 2007-2008 годах, потеряна. Причем, думаю, на несколько лет.

D+: На что ориентируются рестораторы, делая заказ? Закупки делают комплексно?
В.Е.: По-разному. Итальянские марки зачастую не могут конкурировать с дешевыми китайскими производителями, которыми наводнен рынок. Например, к марке «Пинти» (столовые приборы итальянского производства и очень высокого качества) обращаются те рестораны, которые уже твердо стоят на ногах, четко знают, какой у них уровень, и т.д. Начинающие же, не нацеленные на клиента с высоким уровнем дохода  или пришедшие на рынок ненадолго, отдают предпочтение дешевым столовым приборам. Что такое нож, ложка или вилка? Никель-хром 18/10 – состав металла. И никель, и хром имеют достаточно высокую цену. Понятно, что производитель, который делает прибор, зависит от цены на мировом сырьевом рынке, а оба элемента сегодня поднялись до небес. Китайцы нашли простой выход: хром заменили марганцем, который значительно дешевле, и получили прибор, выглядящий точно так же, но он может ржаветь в посудомоечной машине, а самое главное, из него вымываются в еду алюминий, марганец и т.д. Если разрезать таким ножом лимон, то в кислоту с прибора будут попадать вредные вещества. Таким составом грешат сейчас многие производители. Однако итальянские держат марку, наверное, есть определенный кодекс чести…

D+: Владимир, так как издание у нас о напитках, давайте поговорим о бокалах. Учитывая, что у Вас представлены бокалы для разных напитков, то на основании спроса на те или иные позиции, вероятно, можете делать выводы о трендах?
В.Е.: Мы работаем с определенными производителями и им не изменяем. Соответственно, опираемся на линейки, которые предлагаются. И здесь все сложно. В каком плане? Доля украинского и российского рынков не настолько  велика, чтобы своим потреблением диктовать гигантскому заводу, что выпускать. То есть, если в Америке перестают пить двойной бурбон, – завод реагирует на это в течение короткого срока и old fashion снимают с производства.
В Украине пользуется спросом что? Бокал для шампанского, красного, белого вина, но если нет стопки для водки, какой бы расчудесный дизайн ни был, – он не пойдет. А отсутствие бокала для двойного бурбона у нас никто даже не заметит. Мы не можем повлиять на головной офис. Америка влияет, Япония влияет, мы – нет.

D+: Я не говорю, что мы влияем. Но закупаем…
В.Е.: В ассортименте, который мы привозим, есть линейка, называемая «дегустация». Это бокалы из тонкого выдувного хрусталя. Линейка детализирована до мелочей: там есть посуда для разных типов шампанского, красного выдержанного вина и для молодого, отдельно для божоле и т.д. Линейка длинная и полная. Не сразу, но уже стала пользоваться спросом. Когда мы только начинали работать, был штамп – чешский хрусталь с нарезкой. Сейчас  люди от этого отходят. Безусловно, как только появились хорошие чилийские вина, мы сразу отреагировали и привезли посуду для ароматных красных сухих вин, для марочных белых  и т.д., и т.п. Сегодня есть специальные бокалы, и есть группы потребителей, которые у нас их требуют. «Козырная Карта», «Премьер Палац» – это такие клиенты, которые всегда идут в ногу с потреблением.
Мы не всегда можем диктовать свое видение, но прошел на экранах сериал «Секс и город», и все захотели пить коктейли, «Космополитен» и «Маргарита». В тот же сезон у нас появились рюмки для «Маргариты» и «Космополитена». Так что мы в этом плане достаточно динамичны, впрочем, как и рынок.

D+: Спасибо за беседу и удачи!

Беседовала Валерия Суверток

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!