Авторская рубрика винодела Роберта Гулиева


ТАЙНЫ БУЛГАКОВСКИХ ВИН

Когда мне предложили поддержать журфиксы дома-мемориала Михаила Булгакова в Киеве, я согласился без раздумий. Великий писатель сказал о вине столько гениальных фраз, что они не только стали афоризмами, но и помогли понять природу его литературных героев. Вспомним слова Воланда, адресованные буфетчику театра Варьете Андрею Фокичу Сокову: «Чашу вина? Белое, красное? Вино какой страны вы предпочитаете в это время дня?». В одной фразе –  иронический комментарий о «разнообразии коллекций советских погребов» и намек на закрытость общества, где заказать вино из другой страны было невозможно, как и  рассчитаться за него в иностранной валюте. Не менее известно изречение того же Воланда: «… недоброе таится в мужчинах, избегающих вина, игр, общества прелестных женщин, застольной беседы. Такие люди или тяжело больны, или втайне ненавидят окружающих». Но не многие знают, что в булгаковских произведениях вино помогло зашифровать важное послание-притчу.

Булгаков любил вино. В писательской среде 20-х и начала 30-х годов оно было гораздо популярнее водки. Выходцев из «благородных» там было больше, чем из «низов», и, понятно, что вкусы творческих людей  сформировались не на хлебном, пролетарском, а на виноградном, дворянском  вине.  Правда, купить его в молодой стране Советов было почти невозможно. За время НЭПа появилось множество лавочек, производивших суррогатные напитки, а государственные стандарты в этой отрасли еще не были сформулированы. Все очень напоминало сегодняшнюю  ситуацию на винном рынке Украины, с той только разницей, что импорта не было. Чтобы отвести душу, любителям вина приходилось отправляться на юг в отпуск и командировки, где существовало домашнее виноделие и большая вероятность покупки натурального продукта. Что и делалось в массовом плане. Спустя многие десятилетия мы зададимся наивным вопросом, почему почти все известные нам писатели, художники, поэты и композиторы весьма значительные периоды жизни посвятили Одессе, Крыму, Владикавказу? Да потому, что только на этой географической оси СССР располагались солнце, вино и фрукты – признанные источники творчества и оптимизма.
Великий пролетарский писатель Максим Горький пил исключительно итальянские и французские вина. Эту странность, при его биографии бродячего нищего сочинителя, замечали многие. А.Куприн не раз шутил по этому поводу, но, замечу, пребывая в эмиграции. Те, кто жил рядом, в СССР, побаивался влиятельного и близкого к власти гения.
В 1921 году Горький, при поддержке Ленина, создает контору под названием «Цекубу» (расшифровывается как Центральная комиссия улучшения быта ученых). От этого славного учреждения «питаются» все штатные советские интеллигенты союзного значения.  В «Цекубу» можно заказать и любые  европейские вина. И этим пользуются близкие к власти писатели. 
Обратимся теперь к «Мастеру и Маргарите»: «Превосходная лоза, прокуратор, но это – не Фалерно? – Цекуба, тридцатилетнее, – любезно отозвался прокуратор», – читаем в романе.
По мнению историка виноделия Уорнера Аллена, в описанную эпоху фалернское было, скорее всего, красным сухим вином, а Caecuba известнейший знаток виноделия Анри Симон описывает как «грубое, тяжелое» вино, популярное  во времена правления Нерона. Но Caecuba на русском языке читается, как Кекуба. Почему же Булгаков пренебрегает транскрипцией?  Потому, считают многие исследователи его творчества, что ссылка на контору «Цекубу», за которой стояли Горький и Ленин, помогает прояснить суть романа. Возможно, Булгаков указывает на прототипы своих персонажей Булгаков знал, что свои письма к иностранцам Владимир Ульянов подписывал  Wl. Oulianoff.  О том, что наступили времена Нерона и дьявол правит страной, в 30-е годы ни для кого не было тайной.  Но притча Михаила Булгакова – о власти и вине как символе чистоты помыслов и крови в библейском толковании.
В письмах Ленина к Горькому есть вроде бы обычная фраза:  «К весне же закатимся пить белое каприйское вино, смотреть Неаполь и болтать с вами».  Читая ее, задаюсь простым и до сих пор актуальным вопросом: почему в нашей стране – от Ленина до всех нынешних правителей – повелось  всячески противодействовать европейским правилам виноделия, но при этом пить исключительно европейские вина?  
Вино – древний комплекс культурных достижений, который принимает натуральный продукт в качестве материальной и духовной базы. Все христианские, иудейские и даже исламские тексты говорят, прежде всего, о чистоте мыслей и поступков во взаимоотношении с вином. Его чистота служит основой откровенности с богами и людьми. Поэтому булгаковские притчи о вине исходят от нравственной прозрачности помыслов  и достоверности мистической жидкости  в наших бокалах. И мне крайне интересно и лестно представить свое вино в метафизическом интерьере дома Булгакова, где при помощи бокалов и цвета передаются важные послания, а виноградная лоза служит синонимом вечности. 
«Слушай беззвучие, – говорила Маргарита Мастеру, и песок шуршал под ее босыми ногами, – слушай и наслаждайся тем, чего тебе не давали в жизни – тишиной. Смотри, вон впереди твой вечный дом, который тебе дали в награду. Я уже вижу венецианское окно и вьющийся виноград, он подымается у самой крыши. Вот твой дом, вот твой вечный дом…»
13 числа каждого месяца в доме Булгакова проходят журфиксы, литературно-музыкальные вечера. Кроме музыки, мыслей и чувств, здесь будет господствовать и вино. Надеюсь, его искренность и чистоту оценят поклонники писателя. Ведь, как сказала о Михаиле Булгакове Анна Ахматова: «Он пил вино, он, как никто, шутил, и в душных стенах задыхался…»
Не задыхайтесь в границах трудного времени, будьте оптимистами и всегда любите вино!

Роберт Гулиев

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!