Женщины, вино и казино как рычаги экономики


Начну с факта, вызывающего аналогии: уютное княжество Монако не всегда было столицей роскоши и фарта, когда-то это была самая бедная страна Европы (что, собственно, наши края и роднит). И только после появления первого в Европе игорного дома – Casino du Monte Carlo, –  вскоре ставшего одним из самых респектабельных казино мира, а также отмены всех форм налогообложения, состоятельные предприниматели со всего мира слетелись в Монако открывать счета в банках, проигрывать и выигрывать миллионы и превращать крохотное государство в мировой центр светской жизни. (Замечу, мы как всегда пошли своим путем, по противоположному от счастья вектору.)

Винный мир тоже когда-то был по-своему беден, безраздельно принадлежав мужчинам. Но, к счастью, все течет, все меняется… 
Если вы, к примеру, считаете, что греческим винам вряд ли удастся покорить Францию, что вино – сугубо мужское занятие и что женский вкус отличается от мужского, тогда эта статья призвана убедить вас в обратном.
Постоянный читатель знает, что представительницы преимущественно женской редакции журнала DRINKS+  неоднократно оказывались за столами международных конкурсов в окружении, главным образом, мужчин. На этот раз мы получили совершенно иной опыт. Отличительной особенностью Femmes et Vins du Monde Concours International, прошедшего в пятый раз в Монако, было 100%-ное женское судейство.

Девушки, женщины, леди и мадам двадцати четырех национальностей со всего мира собрались в апреле в Монако, чтобы дать профессиональную оценку более чем 300 образцам вина из 20 стран. Вина из Болгарии, Греции, Хорватии, Румынии, Чехии, Израиля, Словакии, Словении, Великобритании соревновались с представителями Франции, Италии, Испании, Португалии, Чили, Австралии…  И, забегая немного вперед, скажу: иногда побеждали!
При том, что шансы у всех были равны: данный конкурс открыт для вин всех винодельческих регионов мира. Единственное ограничительное условие: наличие конкретного географического наименования. В слепой дегустации, где судьям известен только год урожая, вина оценивались по стобалльной шкале в соответствии с порядком, установленным стандартами OIV (Международной организации винограда и вина).

В жюри участвовало одиннадцать панелей, каждая состояла  из пяти женщин, одна из которых – Председатель панели, винодел или энолог, другая – Представитель винодельни, вовлеченный в производство, третья – Маркетолог вин, четвертая – представитель специализированного СМИ или образовательного учреждения (в моем случае  – Журналист) и пятая – Потребитель-аматор, «любая из нас», чье мнение как покупателя должно, по мнению организаторов, учитываться в оценке вин.

Мою комиссию возглавляла Анежка Виробек Руссо – симпатичная и обаятельная полька, получившая образование энолога в Институте Монпелье, которая проживает в Швейцарии и консультирует винодельни мира (в том числе – российского производителя «Мысхако»). Украинским виноделам будет приятно узнать (по крайней мере, мне услышать было приятно), что однажды, в свое время, в слепой сравнительной дегустации Анежка отдала предпочтение украинским красным игристым винам, посчитав их более сбалансированными, нежели другие, представленные в этой категории.

Кроме Анежки, в составе пятерки были Рут Анзельманн из Германии (сестра хорошо знакомого нам и нашим читателям Ральфа Анзельманна, вина которого неоднократно побеждали на мировых конкурсах и сегодня, к слову, ищут импортера в Украине), Барбара Жануэкс – представительница Chateau Ripeau в Сент-Эмильоне, а также Мас Габриэль, управляющая отеля на юге Франции. (К слову, было забавно наблюдать за тем, как представительница немецкой винодельни, следуя тенденциям предпочтений в ее стране, была более лояльна к сладким и легким винам.) Я прониклась глубочайшим уважением к дипломированными энологам, моментально распознававшим в сглаженных фруктами ароматах дефекты (такие, как повышенное количество SO2 или нарушения технологических процессов). В участии Потребителя нам были ясны преимущества, но, к сожалению, очевидны и недостатки.

А так как наш случай показателен для понимания самой кинематики дегустации, позволю себе на них остановиться подробнее. Помимо того, что леди медленно и зачастую неверно считала (вследствие чего наша панель была все время последней в процессе), в нескольких случаях ее слишком низкая оценка мешала очень достойным винам получить заслуженные золото или серебро. Обычно на конкурсах в таких случаях самые низкие (или самые высокие) баллы отсекаются, не учитываясь в подсчетах. Однако здесь действуют свои правила. И, столкнувшись с такой спецификой, четыре судьи были вынуждены прибегнуть, можно сказать, к чисто женской уловке –  исправлять собственные баллы на более высокие, чтобы подтянуть к необходимым 86 – 91 для золота или 80 – 86 для серебра. Порой несколько странно было давать 97 баллов претендующему на бриллиантовую награду вину – лишь для того, чтобы то получило серебро. Но иначе поступать – рука не поднималась.

Еще одним отличием от других конкурсов была непривычно умеренная нагрузка на судей. Если обычно мы привыкли на аналогичных европейских форумах дегустировать 100 и более вин в течение дня, то прекрасной, но слабой половине человечества в две сессии было предложено всего 30 вин (хотя по причинам, названным мною выше, эти тридцать показались нам, как все сто).
Впрочем, нужно отдать должное организаторам: они прилагают все усилия, чтобы судьи оценивали не более 30 образцов в день и только в первой половине дня. И в этом – путь конкурса к объективности, а также уважение к производителям и винам.

Да, еще один чисто «дамский» фрагмент. Никогда ранее перед конкурсами, в которых доводилось судить, нам не напоминали, что пользоваться парфюмерией и пить кофе не положено, – все участники и так об этом знают. Здесь же эта фраза прозвучала очень естественно, ведь примерно одна пятая часть жюри впервые принимают участие в профессиональном дегустационном мероприятии.  Не знаю, уместно ли читателю вспомнить о блондинках, но не могу не отметить, что большинство судей были все-таки брюнетками.

Предположу, что кое-кто считает: раз в судьях – «только девушки», результаты и подбор вин были сделаны с уклоном на «женский вкус», или, как выражаются многие мои знакомые, – «для девочек». Должна (и сделаю это, признаюсь, с удовольствием) эти предубеждения развеять. Как такового женского вкуса не существует, о чем, например, говорят недавние исследования Institute National de la Recherche Agronomique (INRA). От себя добавлю: чрезвычайно редко, когда на дегустациях звучит фраза: «Это вино – для женщин», я готова примкнуть к рядам почитательниц данного типа.
Миф гласит, что все сладкие, легкие, фруктовые вина нравятся женщинам. Уверяю – далеко не каждой и далеко не каждое. И даже наоборот: к примеру (увы, не единичному!), своего мужа я уже несколько лет – упорно и, к счастью, результативно – перетягиваю в лигу любителей сухих вин. А то, что вкусовые рецепторы женщин более чувствительны и что женщины более объективно передают вкус вин, – доказано наукой.

Известен и немаловажный факт – мы (в смысле – прекрасные и слабые представительницы человечества) способны более адекватно (и главное – своевременно!) оценивать воздействие алкоголя. Кроме того, сколько раз приходилось слышать от мужчин-виноделов, что, «посоветовавшись с супругой, мы изменили процесс ферментации» или «моя жена посоветовала мне увеличить выдержку в бочке»…

В своем приветственном слове очаровательная Регина Ле Коз – Президент и соучредитель конкурса, призналась, что всегда думала, будто только мужчины или монахи могут делать вино. «И лишь позже, когда осваивала в институте профессию энолога,  я поняла, что женщины играют важнейшую роль в винном мире, – сказала Регина. – И данный конкурс призван пролить свет на этот вопрос». Поэтому Femmes et Vins du Monde Concours International абсолютно лишен феминистического уклона, его целью, как и любого другого судейства вин, является, в первую очередь, объективное определение позиций наивысшего качества.

Однако, в отличие от других подобных мероприятий, этот международный конкурс подчеркивает еще и роль женщин, их профессии в мире вина и виноделия на мировом уровне.
А теперь, дорогие читатели, внимание: наступает кульминационная развязка моего повествования. Только что я, как могла, отстаивала теорию отсутствия отличий между женским и мужским вкусами, но теперь вынуждена признать, что единственную бриллиантовую награду в конкурсе получило… десертное вино. Но даже этот факт предлагаю засчитывать как высокую оценку качества самого вина, а не как аргумент типа «бриллианты – лучшие друзья девушек»: справедливости ради вспомню, что в прошлом году на MUNDUSvini Большое Золото получили несколько айсвайнов и ауслезе. Сюрпризом же стала страна-производитель этого вина…

Та-да-да-да… Бриллиантовая награда досталась… Anthems Grand Cru от объединения производителей Самоса (Греция)! На этом сюрпризы не закончились – специальный приз «Производи-тель года» вручен чешской винодельне Radomil Baloun.
Кроме того, из 39 вин, получивших золото, 6 произведено в Чехии. Второе и третье места с золотыми медалями завоевали Wakefield Taylors Jaraman Shiraz 2009 года из Австралии и La Rosee De Ramage 2010 от Sci Chateau Ramage La Batisse. Также золото увезли: одно «Пино Гри» из Румынии, «Каберне Фран кюве престиж» из Болгарии и другие вина Франции, Италии, Португалии, Германии и Испании. 61 вино получило серебряную медаль. В рамках описанного мною конкурса прошли также конкурс спиртных напитков и конкурс упаковки.

Награждались не только вина, но и люди: студентка Института энологии в Реймсе из Китая – мисс Пинг Янг, молодая винодел из Эльзаса – мисс Амели Бюхер, президент японской ассоциации «Мысли о Тохоку», в помощь пострадавшим от взрыва, – г-жа Дзюнко Такасэ и другие – за вклады в историю искусства, в индустрию питания...

Я привезла с собой из Монако полезный опыт, визитки новых друзей и гамму впечатлений от поездки. А была бы производителем – могла бы привезти еще и красивую медаль, гарантирующую, как минимум, интерес к моему вину со стороны самой красивой половины человечества.  На месте читающих эти строки производителей я бы зашла сейчас на сайт www.femmesetvinsdumonde.com и скачала заявку на одном из шести языков. Но я не производитель. И не могу знать, привезет ли Украина в следующем году медаль с этого конкурса. Знаю только одно: раз Чехия, Румыния и Болгария могут, значит, сможем и мы. И не говорите, что это звучит «очень по-женски».

Евгения Родионова

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!