Мигель Торрес: с испанской страстью на чилийской земле


В июне компания «Марком» пережила целый звездопад визитов партнеров из-за рубежа. Одной из упавших на украинскую землю звезд стал Мигель Торрес, представитель пятого поколения, пожалуй, самой известной винодельческой семьи в Испании. Представитель нашего издания встретилась с этим динамичным молодым человеком, который, несмотря на весьма юный возраст, сегодня возглавляет винодельню Miguel Torres в Чили. О завоевании испанцами чилийских земель, сокращении вредных отходов производства и зависимости от природных катаклизмов мы беседовали с Мигелем в Киеве, пока в Чили в очередной раз выпускал облака пепла вулкан Пуйеуэ.

D+: Г-н Торрес, получив прекрасное образование и овладев пятью языками, не считая каталонского наречия, Вы не сразу пошли по пути отца и прадедов: пробовали себя и в корпорации «Данон», и в парфюмерии – бренд-менеджером ТМ Carolina Herrera, 212 MEN и других брендов. Это было сделано сознательно  – для получения собственного, независимого опыта?
Мигель Торрес: В молодости совершается больше ошибок, поэтому, когда ты вовлечен в семейный бизнес, правильнее начинать карьеру в другой сфере. Я предпочел сперва поработать с парфюмерным брендом Carolina Herrera, чтобы изучить этот не менее престижный бизнес. И опыт мне весьма пригодился, потому что парфюмерия и вино – несколько схожие направления. Сейчас в компании Torres есть внутреннее правило, согласно которому член семьи, прежде чем войти в бизнес, должен несколько лет поработать в другом месте, в другой сфере, поучиться у чужих.

D+: В мире семейный бизнес – распространенная практика. У нас в стране – пока не очень. Могли бы Вы указать плюсы и минусы преемственного дела? Какие семейные традиции есть у фамилии Торрес?
М.Т.: Один из плюсов семейного бизнеса заключается в том, что ты мыслишь не краткосрочно, а думаешь о будущем. При этом производство качественных вин также предусматривает долгосрочные инвестиции. В этом смысле интересы семьи и бизнеса перекликаются. Также мы принимаем решения внутри семьи, поэтому можем быстро реагировать на какие-либо изменения рынка. У нас нет бюрократической системы, как в больших корпорациях, мы предпочитаем принимать решение сами.
Хочу отметить: помимо того, что у нас крепкая семья, наше важное преимущество – очень профессиональная команда. Без нее мы не смогли бы вести столь сложный бизнес. Очевидный минус состоит в том, что ты постоянно находишься с семьей, и особенно, когда твой отец является твоим боссом, очень сложно порой найти общий язык или вовремя поговорить по душам. Но позитивных моментов гораздо больше, ведь мы трудимся над созданием продукта, который дарит удовольствие, имеет уважение и значение для множества людей, несет культуру и историю. Это очень важно.

D+: То есть, Вы занимаетесь тем, что является Вашей страстью, не так ли?
М.Т.:  Конечно! Я родился в Барселоне, но большую часть детства находился в маленьком городке Вилла Франка дель Пенедес, где расположена наша винодельня. Я проводил много времени на виноградниках Mas La Plana, которые славятся во всем мире произрастающим здесь Каберне Совиньон. Я помню, как в детстве гулял по винодельне, собирал виноград, и когда однажды должен был решать, буду я адвокатом или пилотом реактивных самолетов или кем-либо еще, я для себя определил, что хочу продолжать дело своего отца. Это неотъемная часть моей жизни, моя страсть.

D+: Сегодня Вы возглавляете чилийское предприятие «Мигель Торрес», которое стало первой в Чили иностранной винодельней после приобретения в 1979 году хозяйства в Курико испанской компанией. Каким был опыт покорения чилийской земли испанцами?
М.Т.: Мы говорим о тяжелых временах конца 1970-х в Чили, когда демократии не существовало, однако мы твердо верили, что страна имеет уникальные условия для производства вина – климат, почва, пожалуй, – лучшие в мире для виноделия. Было лишь необходимо привезти подходящее оборудование, и мы решили сделать это. Спустя несколько лет ситуация изменилась. Чили стало сильным демократическим государством и одной из ведущих винодельческих стран мира.
Все меняется к лучшему, и мы счастливы, что были первыми, кто создавал здесь качественные вина. Так, мы были первыми в Чили, кто привез и использовал ферментационные контейнеры из нержавеющей стали. До этого чилийские вина не проявляли своего потенциала, а после того, как мы привнесли в индустрию эту технологию и шаг за шагом привили местным винодельням традицию производства методом холодного брожения в стальных ферментационных танках, чилийские вина стали демонстрировать ароматы, вкус, словом, – максимально проявлять свои возможности.

D+: Как Вас приняли сами чилийцы?
М.Т.: Несмотря на то, что мы иностранцы, мы говорим с чилийцами на одном языке. И когда начинали, многие поддерживали наше стремление к инвестициям в новые технологии. Некоторые дегустировали наши вина и таким образом открывали и принимали для себя новое виноделие. Должен признаться, были и приверженцы традиционного, кто занимался производством менее сбалансированных в сторону фруктовости вин. Но со временем все согласились, что наши инновации  повлекли за собой позитивные изменения для всей отрасли.

D+: У подножия Анд, конечно, гораздо легче производить органические вина, чем в Испании, хотя и там «Торрес» занимается органикой весьма успешно. Насколько, на Ваш взгляд, затратнее технология производства органических вин и почему это оправдано? Как, по-Вашему, органолептически отличаются эти вина?
М.Т.: Я уже говорил о том, что семейный бизнес априори предполагает долгосрочные инвестиции. И если мы учтем надвигающееся глобальное потепление, краткосрочные вложения окажутся нерентабельными. Много денег нужно вкладывать в сокращение потребления энергии, в поиски альтернативных источников, но это позитивно скажется на будущем. И как семейная компания мы оптимистично смотрим на такие расходы. В планах – сокращение выбросов углекислого газа на 20-30%, для чего в Испании используем гибридные автомобили, ограничиваем вдвое потребление энергии: наша винодельня производит собственную энергию с помощью ветряных мельниц.
Мы также изменяем виноградарский процесс, все больше и больше приближая его к органическому. Наша группа компаний  в Чили – одна из самых передовых по выращиванию органических лоз. Примерно через год все наши виноградники будут органическими. Это очень важно, особенно для Чили, где идеальные климатические условия для органического виноделия. Многое зависит от правильного места дислокации. Если ваши виноградники окажутся в условиях высокой влажности, появится риск развития болезней, и задача осложнится. Ведь в таком случае придется использовать химикаты. А в Чили климат просто фантастический, достаточно сухой, низкий риск поражения лозы, что позволяет производить органические вина по той же стоимости, что и обычные.

D+: Чувствуете ли Вы различия во вкусе между органическими и другими винами?
М.Т.: Думаю, сами чилийцы вряд ли обратят внимание на эти отличия. Нельзя сказать, что органические вина имеют другой вкус, просто в процессе их производства не применяются пестициды, гербициды и другие химические элементы. Мы возвращаемся к истокам, тем методам, которыми пользовались наши предки до химической революции.

D+:  Ваше безалкогольное вино Natureo – ароматный и вкусный подарок для тех, кто ездит за рулем и не привык себе отказывать в удовольствии обедать с бокалом вина. Расскажите, пожалуйста, о технологии производства этих вин. Отражается ли данная особенность выпуска на стоимости и натуральности вин?
М.Т.: Эти вина – идея моей сестры Мириеи, которая также занимается виноделием. Во время беременности она не могла употреблять вино в тех количествах, к которым привыкла ранее. С грустью она пила воду, а потом решила начать исследования: как изготовить слабоалкогольное вино, которое бы сохраняло пользу, свои ароматические и вкусовые характеристики. Для этой цели мы взяли очень ароматный сорт Мускат, всегда отличающийся вкусом настоящего вина. Далее следует сложный производственный процесс. Собрав виноград, мы по обычной технологии создаем вино, которое содержит алкоголь. Затем обрабатываем его с помощью специальной очень дорогой техники, которая называется Spinning cone columns.
Она перегоняет вино с высокой скоростью и при низких температурах, раскладывая его на молекулярном уровне на компоненты, которые имеют разные параметры. Алкоголь изымается, а все остальные составляющие – цвет, аромат, сахар, вода – остаются. Таким образом, мы контролируем крепость и производим напиток с содержанием 0,5% алкоголя, который, что немаловажно, все же остается вином. Это, действительно, – один из самых успешных и интересных продуктов в нашем портфеле, поскольку он особенный и не имеет конкурентов. Мы все еще работаем над тем, чтобы сделать безалкогольное красное вино, это намного сложнее, но шаг за шагом мы продвигаемся к цели.      
Что касается цены, стараемся сделать ее как можно более конкурентной, хотя сам процесс производства безалкогольного вина более затратный. Тем не менее, потребители готовы платить за преимущества Natureo.

D+: Хотелось бы узнать, какую стилистику Вы, как испанец, хотите слышать в чилийских винах, и как Вы этого добиваетесь?
М.Т.: Чилийские вина, по определению, значительно отличаются от испанских более интенсивными ароматами и их разнообразием, у них также очень красивый цвет. Мне хочется создавать элегантные вина, уделяя больше внимания фруктовым проявлениям вина, чем влиянию бочки. Я лично не приверженец вин с насыщенным дубовым вкусом, мне они кажутся более массивными. В то же время мы работаем над двумя важными концепциями – создания органического виноделия, о котором я уже рассказал, и Fair Trade (честная, этичная торговля). Четыре особенности этого понятия: Torres закупает виноград по справедливым ценам (не минимальным, а соответствующим реалиям рынка), соблюдает хорошие условия труда в компании, заботится об окружающей среде и 5% от продаж вин линейки Santa Digna перечисляет в благотворительный фонд Мигеля Торреса.
Эти средства предоставляются фермерам для их социальных нужд. Torres – единственная чилийская компания которая получила сертификат Fair Trade, выданный швейцарскими экспертами. Для Чили производственная сертификация – нечто новое, однако для нас это очень важно, потому что позволяет сопоставить интересы компании с уважением к трудящимся. Справедливость в том, чтобы люди, которые старательно работают, получали достойный заработок. Ведь каждый человек – это частичка производственной цепочки. Если сотрудник не испытывает материальных трудностей, он будет лучше исполнять свои обязанности. Кроме того, мы уделяем значительное внимание вопросам экологии.

D+: Добавьте, пожалуйста, еще несколько слов о Вашей помощи фермерам, которые пострадали от землетрясения.
М.Т.: После катастрофы простые жители, особенно в сельской местности, понесли значительные убытки. У них были примитивные дома, практически из глины и соломы. Большинство домиков оказались разрушенными, причем вместе со всем подсобным хозяйством. И мы думали, как помочь этим людям. В то время было сложно найти иное жилище, возросла и стоимость стройматериалов. Поэтому мы решили начать строительство новых домов и даже прекратили на время производство самого вина. К нам приезжали волонтеры со всего мира, которых мы кормили и поили. Мы строили не только для людей, которые работали на Torres, но и для других жителей близлежащего городка. И соорудили десятки новых домов. По завершении данного проекта мы подумали, что такая помощь не должна стать единичным прецедентом и прониклись желанием поддерживать наших людей на постоянной основе. На это и направлена часть нашей программы Fair Trade.

D+: В Испании, которая последние годы показывает динамичное развитие, «Торрес» из Каталонии двинулся также в Риоху и в Рибера дель Дуэро. Какой  стилистики Вы ждете от этих регионов? Куда еще планируете продвигаться?
М.Т.: За последние 5 лет мы освоили много новых регионов. Что касается Испании, мы все еще рассматриваем возможности расширения. Например, сейчас экспериментируем с регионом Руэда, который также знаменит своими винами. Так что не останавливаемся и идем вперед.
Наша философия такова: разные виды вин, которые мы производим в определенных регионах, должны отличаться друг от друга. Таким образом мы выражаем уважение к местности. С другой стороны, у всех вин Torres есть нечто общее – они элегантны, изысканны, легко пьются. Но, если вы попробуете один и тот же вид вина, произведенный в разных регионах, все образцы будут заметно различаться. Например, вина из Рибера дель Дуэро – очень свежие и ароматные, долгоиграющие. В то же время Риоха отличается иным стилем, где фруктовая нота является доминантной. У продукции из Каталонии очень хорошая структура. Вы можете продегустировать все вина и лично убедиться в их отличиях.

D+: Сравним, с Вашего позволения, два великих вина – Mas La Plana в Каталонии и Manso de Velasco со столетних, дофиллоксерных лоз в Чили – оба из Каберне Совиньон. В чем специфика работы виноделов с этими винами, чем отличаются винификационные процессы и какова, по-Вашему, разница в результате?
М.Т.: Это два разных вина, но оба высшего качества. Mas La Plana производится из Каберне Совиньон. Эти виноградники были высажены в Испании более 40 лет назад. Это очень концентрированное и изящное вино.

D+: До этого производство вин из Каберне Совиньон в Каталонии было запрещено, не так ли?
М.Т.: Так и было. Но нашлось двое людей, один из которых Жан Леон, а второй – мой отец, которые начали выращивать в Каталонии Каберне Совиньон. Жан Леон был другом моего отца, и они в некоторой степени шли на риск, начиная свое дело – нелегально пересекли ночью границу между Францией и Испанией с лозами Каберне Совиньон. Мой отец тайно высадил эти лозы. И когда Жан Леон впервые представил свое вино из Каберне Совиньон, ему сказали, что он действовал незаконно. Но через какое-то время (не вспомню, сколько лет спустя) за торжественным обедом в Белом доме (США) Рональду Рейгану пришлись по вкусу вина Жана Леона, и он угощал ими всех своих гостей. Эта новость быстро появилась в испанских газетах.
После чего виноделу разрешили указывать на этикетках название сорта в его родной стране.
Чилийский Manso de Velasco имеет совершенно другой характер, потому что в этой стране виноградники более устойчивы к болезням. Кроме того, лозы для этого вина, как вы правильно отметили, имеют возраст более ста лет, то есть были высажены еще в дофиллоксерный период. Manso de Velasco отличается индивидуальностью, особым воздействием на все рецепторы,  имеет очень насыщенные структуру и цвет. Каждый год мы проводим небольшое внутреннее соревнование между этими двумя видами вин. И каждый раз победа достается представителям то одной, то другой страны. Хотя в некоторых качествах эти вина сходны. Процессы винификации более чем подобны, а различия обусловлены климатическими условиями и особенностями грунтов.

D+: Для чилийской линейки органических вин «Лас Мулес» Вы сами разрабатывали этикетку. Чем вдохновлялись?
М.Т.: Когда мы начинали этот проект, то были уверены, что он окажется успешен в высокогорьях Анд. Вотербери – достаточно сухой регион и хорошо подходит для органического земледелия. На этой винодельне у нас есть несколько мулов, что очень удобно в горах. В Андах по тропам сложно передвигаться на автомобиле.  Название «Лас Мулес» было выбрано в честь этих животных. Вино на 100% органично, и это еще одна удачная позиция в нашем портфеле.

D+: Существуют ли государственные программы в Чили, направленные на поддержку виноградарства и виноделия?
М.Т.: Государство много делает для продвижения чилийских вин, подписано множество контрактов о свободной торговле. Это хорошая поддержка для местных предприятий. Поэтому практически во всех уголках мира вы сможете приобрести чилийские вина, которые отличаются отменным качеством и приемлемой ценой.

D+: После землетрясения прошлого года, насколько я знаю, цены на чилийские вина в мире выросли примерно на 5%. Здесь довольно часто случаются природные катаклизмы. Отражаются ли они на винодельческой отрасли и непосредственно на ценообразовании?
М.Т.: Да, это правда. В результате землетрясения многие винодельни потеряли около 15-20% винограда. В 2011 году ожидается хороший урожай, и, вероятнее всего, вино подешевеет. Но для Чили вообще характерны «плавающие» цены на вино. Они могут меняться каждый год в зависимости от урожая. В любом случае эти колебания незначительны и сохраняется конкурентная стоимость.
Чили – замечательная страна, даже с учетом ее природных катаклизмов. Я рекомендую всем посетить ее, так как здесь настоящий рай: девственные леса, горы, пустыни, озера – просто фантастика!

D+: Предпринимаете ли Вы меры по охране своих виноградников?
М.Т.: Конечно, ведь мы в первую очередь в этом заинтересованы. Многие чилийские винодельни страхуют виноградники, подвалы, каждую бутылку, ведь все подвержены одним и тем же  рискам.

D+: У Вашей винодельни есть также рестораны в Испании и Чили. Там предлагаются только вина «Торрес»? Какова вообще концепция этих заведений?
М.Т.: Да, там подаются только наши вина. В концепции заведений заключена философия нашей семьи. Она чувствуется как в вине, так и в блюдах. Один из наших ресторанов находится в Барселоне и предлагает испанскую кухню, а второй – в Сантьяго с чилийской кухней. Оба заведения совершенно разные, поскольку мы старались учесть национальные традиции стран. Особенность этих ресторанов заключается в том, что вы можете попробовать любое из наших вин побокально. Даже суперпремиальное Mas La Plana!

D+: Какова стоимость бокала этого вина?
М.Т.: Я не назову точную цифру, но где-то около 14 евро.

D+: В Ваших ресторанах работают знаменитые шеф-повара или простые местные жители?
М.Т.: Многие наши повара имеют опыт работы в лучших ресторанах Испании. Но что действительно важно, даже отходя от каких-то изысканных и сложных блюд, мы стараемся использовать наиболее качественные ингредиенты (овощи, мясо, рыбу). Мы идем более простым путем, при этом акцентируя внимание именно на качестве самой гастрономии.

D+: Какое Ваше любимое блюдо в ресторане?
М.Т.: Сложно остановиться на чем-то одном. Но, например, в Испании очень вкусно готовят дикого кабана. Мы не очень любим этих животных за то, что они часто вредят виноградникам. Поэтому с удовольствием их едим. Свинина запекается с вином на протяжении длительного времени и приобретает особые вкус и аромат. Мясо становится очень нежным. А на десерт я предпочитаю местное лакомство – Crema Catalana. Оно похоже на крем-брюле, но готовится по старинному каталонскому рецепту. Со свининой хорошо сочетаются Mas La Plana и Manso de Velasco. А к сладкому Crema Catalana я бы порекомендовал сладкое десертное вино, такое как Floralis Moscatel Oro.

D+: В Чили, наверное, нет этих кабанов-вредителей. Что Вам нравится из здешней кухни?
М.Т.: Мне нравится традиционное чилийское блюдо Pastel del choclo. Это такой пирог с кукурузной начинкой, его готовят преимущественно в сельской местности. К нему я обычно беру  Каберне Совиньон (полнотелое вино, но не очень крепкое). Десерты в чилийской кузне все замечательны, поэтому сложно сделать выбор в пользу какого-то одного из них.

D+: Среди прочих, Вы имеете диплом маркетолога. Какие маркетинговые программы в последнее время внедряет «Торрес» для продвижения своих вин?
М.Т.: Мои стратегии основываются на исследованиях управляющих компаний, а также экспертов в области энологии. Но «Торрес» не относится к тем игрокам рынка, которые тратят большие средства на маркетинг. Мы знаем и верим, что за многие годы потребитель успел сформировать свои предпочтения. Поэтому предлагаем вино высокого качества за разумные деньги. Обычный потребитель, попробовав вино всего один раз, даже если он не является специалистом в данной сфере и не готов разложить его на ароматы, может четко ответить, понравилось оно или нет. Таким образом, главный акцент делаем на качестве содержимого бутылки. Конечно, приходится обращаться к рекламе и возможностям сети Интернет, но это не самоцель. В разных странах под эгидой «Торрес» проводятся конкурсы сомелье. Кроме того, мы устраиваем народные фестивали в честь сбора урожая – как в Испании, так и в Чили. Мы приглашаем гостей со всего мира принять участие в празднованиях. Так что мы очень активны в данном плане.
К футболу, как известно, неравнодушен никто, особенно если речь идет о Барселоне. Но мы не используем футбольные матчи для рекламы.

D+: Каким образом продвигаете вина в ресторанах?
М.Т.: Для этого есть достаточно возможностей. Я считаю действительно стоящим мероприятием проведение дегустаций в ресторанах, где посетители могут попробовать вина и сравнить их с продукцией других производителей. Таким образом, мы можем сразу наблюдать, какой отзыв находит вино у потребителя. Также мы устраиваем так называемые Food and wine dinners.

D+: Нам известно, что Вы довольно успешно развиваете производство игристых вин в Чили, в чем также стали новаторами…
М.Т.: Да, это был один из наших экспериментов, но сейчас он перерос  в полноценный продукт. Свой первый винтаж мы продали, но его количество получилось сравнительно небольшим. Уже в октябре-ноябре мы будем иметь следующий винтаж. Игристые вина изначально производились в Чили из разновидности винограда Pais. Пять столетий назад этот сорт был завезен испанскими конкистадорами. Приблизительно три века назад в Чили пришли французские сорта, и Pais незаслуженно отошел на задний план. Мы попытались возродить его как наиболее аутентичный чилийский сорт для игристых вин. Я считаю, что настоящий национальный продукт Чили должен состоять на все 100% из Pais без примеси Пино Нуар или Шардонне. Оно выпускается по классическому методу производства шампанского с повторной ферментацией в бутылке. Данный напиток уже нашел своих сторонников в Чили да и в других странах. Вскоре, надеюсь, его вкус смогут оценить и украинцы.

D+: Будем с нетерпением этого ожидать. Благодарим за встречу и желаем Вам и Вашим винам успехов на всех континентах.

Беседовала Евгения Родионова

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!