Мы выбираем, нас выбирают. Иногда это совпадает


 

Год 2011 для крупных алкогольных корпораций не стал особо щедрым на появление в их портфелях и активах новых брендов и заводов. Отгремев масштабными сделками в 2009-2010гг., компании притихли, и прошлый календарный период прошел практически незаметно. Зато, если верить отчетам и пресс-релизам транснациональных корпораций, в 2012 год они вошли с отличными финансовыми запасами (несмотря на падение объемов продаж на европейском рынке) и грандиозными планами, которые, кстати, уже начали воплощать в действие.

Первой сделкой этого года стала покупка американской корпорацией Beam Inc. ирландского производителя виски Cooley Distillery (ТМ Kilbeggan, Greenore, Connemara и Tyrconnell). За него американцы выложили $95млн, вызвав бурные диспуты на тему исчезновения независимых вискикурен в Ирландии. Бывший собственник заявил, что конкурировать с крупными корпорациями сложно, а Beam Inc. удачно пополнил портфель, практически наступив на пятки Pernod Ricard,  Diageo и William Grant & Sons, также владеющих вискикурнями в Ирландии.
Прошлый год отметился продажами и приобретениями в нескольких сегментах, в частности, пивном. Крупная британская компания SABMiller после длительных переговоров и повышения предлагаемой суммы наконец-то договорилась о покупке австралийской пивоваренной компании Foster's за $10,2млрд. Владельцы долго не хотели продаваться, но сумма, превышающая реальную стоимость на несколько миллиардов долларов, сделала свое дело. Страсти кипели и в Новой Зеландии. Японская пивоваренная компания Asahi Group Holdings, Ltd. обошла Suntory Holdings и Kirin Holdings и через свою дочернюю австралийскую компанию за $1,28млрд купила новозеландского производителя напитков Flavoured Beverages Group, известного как Independent Liquor (крупнейший производитель алкоголя в Новой Зеландии и третий по объемам продаж в Австралии). К слову, Asahi находится в процессе приобретения еще двух компаний: австралийского производителя воды и соков P&N Beverages Australia и новозеландского изготовителя безалкогольных напитков Charlie's Group Limited.

Не остались без внимания и украинские пивовары. Компания «Рідна марка», в активах которой состоял Радомышльский пивоваренный завод, в 2011 году была поглощена корпорацией OASIS CIS. Последняя недавно объединила свой бизнес с «Першою Приватною Броварнею».
Внимание к хмельной отрасли активно демонстрирует и Diageo PLS. В прошлом году ею был приобретен  контрольный пакет пивоваренного бизнеса Serengeti Breweries в Танзании, а в этом году объявлено о договоре с эфиопской Meta Brewery. Но интересы Diageo, безусловно, распространяются и на другие сегменты, в частности, на водку. В 2011 году была завершена сделка на сумму в $1,5млрд по приобретению турецкой компании Mey Icki, специализирующейся на производстве местной анисовой водки раки. Куплена также доля и в крупной вьетнамской водочной корпорации Halico. Следующая крупная операция – приобретение акций китайской Shuijingfang, выпускающей знаменитую гаоляновую водку байцзю, за 140млн фунтов стерлингов. Видимо, Diageo решила отойти от штампа «специализация на виски», так как перечисленные приобретения свидетельствуют об изменении концепции. Как видно из приведенных примеров, сделки корпорация совершает в азиатском регионе и других развивающихся странах с целью получить контроль над их рынками. Впрочем, еще одна покупка – гватемальский ром Zacapa – связан, скорее, с желанием заполучить сам бренд, а не столько рынок Гватемалы. Важно и то, что, по словам аналитиков, отныне британцы контролируют 53% алкогольных компаний в мире.

Еще одной интересной операцией, касающейся водочного сегмента, стала покупка холдингом «Русский стандарт» 10% акций польской алкогольной корпорации CEDC, выпускающей в России бренды «Парламент», «Зеленая марка», «Журавли» и «Маруся». Это конечно, пока на рынок практически никак не влияет, но эксперты отрасли считают, что 10% – это начало поглощения CEDC.
Говоря о водочных баталиях 2011 года, стоит вспомнить и коснувшуюся Украины сделку: приобретение 100% акций «Крымской водочной компании» Люксембургской инвестиционной Eastern Beverage Company S.A. Возможно, пока рано делать глобальные выводы о стратегии новичка на украинском рынке, но, пожалуй, единственным заметным шагом на сегодняшний день стало объявление банкротом завода «Коктебель», пребывавшего до сих пор на орбите «КВК».
Винный сегмент также отметился несколькими событиями. Pernod Ricard продал свою долю акций компании «Вино и алкогольные напитки Грузии» (GWS) грузинскому филиалу зарегистрированной в Нидерландах компании Marussia Beverages BV. Продал часть винного бизнеса и алкогольный концерн Constellation Brands. Принадлежащие ему винодельни Австралии, Великобритании и Южной Африки за сумму порядка $2млрд отошли инвестиционной компании CHAMP Private Equity. В прошлом году переориентацией ресурсов занялась и компания Brown-Forman, отказавшись от калифорнийской винодельческой компании Fetzer, которую вместе с брендами Fetzer, Bonterra, Five Rivers, Jekel, Sanctuary и Little Black Dress купила Vina Concha y Toro за скромную сумму в $238млн. И еще две сделки, о которых нельзя не упомянуть, – это, во-первых, приобретение корпорацией «Русский Стандарт» 70% акций известного итальянского Винного Дома Gancia  (семейное предприятие, специализирующееся на игристых, тихих винах и вермутах), а, во-вторых, покупка собственником «Абрау-Дюрсо» Дома шампанских вин Chateau d’Avize.
Что касается ликеров, то хотя этот сегмент нельзя назвать стремительно развивающимся, но, тем не менее, и на его улице тоже праздник. Altia Corporation подписала договор купли-продажи со шведским предприятием по производству ликера Xantе. Предполагаемая сумма сделки не сообщается. А вот цена другого контракта известна – порядка $15млн за контрольный пакет акций Latvijas balzams российским «Союзплодимпортом». И хотя собственники хотели на 10млн больше, в итоге согласились и на эту сумму. Кстати, из-за завышенной цены из переговоров в свое время вышла Pernod Ricard, посчитав, что латвийский бальзам не стоит таких денег.

Выгодную операцию прокрутила в прошлом году также питерская компания «Ладога», купив чешского изготовителя алкоголя Fruko Schulz, который, помимо того, что выпускает 50 наименований спиртных напитков и сиропов, является еще европейским лидером по объемам производства абсента.
И последняя сделка, о которой стоит упомянуть, – это приобретение Fortune Brands Inc. известного бренда низкокалорийных алкогольных напитков Skinnygirl. Его управление перешло подразделению Fortune Brands – Beam Global Spirits & Wine.

Крупные компании демонстрируют правильный подход к управлению рисками: они диверсифицируют рынки (и риски) и оптимизируют портфели. С первым все ясно – в Европе объемы продаж падают, в Азии – растут и имеют дальнейший потенциал. Поэтому выход на азиатский рынок вполне обоснован. Что касается оптимизации портфелей, то тут действуют разные факторы. Во-первых, специализация, как в случае с винодельческой компанией Vina Concha y Toro. Они крупнейшие в Южной Америке и вполне логично хотят двигаться дальше. Во-вторых, рынок, на который стремится попасть компания. Например,  генеральный директор Gruppo Campari Б.Кунц-Концевич считает, что китайцы еще не готовы к западным крепким напиткам. С его мнением согласны и в Diageo, поэтому для того, чтобы захватить наиболее потенциальный рынок в мире – Китай, они покупают местного производителя национальной водки.
В общем, векторы развития ясны. А нам остается только наблюдать и ждать: кто будет следующим в сделке купли-продажи-поглощения?

Валерия Суверток

 

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!