Как в одном миланском баре биттеры воевали наливали


Пора освежающих коктейлей приближалась, и потому мы – в легендарном миланском баре, еще вчера известном как Zucca, позавчера – Caffe Miani и Campari. А на заре существования он назывался Camparino in Galleria.

Сегодня имя вернулось на круги своя: с января 2012 Campari Group вновь правит в баре. За стойкой Camparino стоят 150 лет истории. А перед ней прошло множество знаменитых гостей. Списками сменялись имена владельцев. В стенах этого бара сталкивались эпохи и бренды, здесь история оживает, а биттеры, как утверждают сами миланцы, становятся слаще…

Проследуем на центральную площадь Милана Пьяцца дель Дуомо, прямо ко входу в Галерею Vittorio Emanuele II. Здесь в 1867-м, в год открытия самой Галереи, Гаспаре Кампари, изобретатель знаменитого биттера, открывает небольшой уютный бар. В Cafe Campari проходят первые дегустации и продажи легендарного напитка. Десятилетия спустя сын Гаспаре – Дэвид – в разгар первой мировой назовет это место Camparino, что значит «маленький «Кампари».
С первых дней своего существования «малыш» оказался революционно заряжен. Такова была и подача легендарного «Кампари-газ» – с ледяной содовой, наливаемой под напором с помощью гидравлической системы. Кроме того, здесь неизменно использовались удерживающие аромат высокие бокалы с тонким стеклом и соблюдалась соответствующая температура подачи, при которой от биттеров не першило в горле. За это, а может, еще за что-то, место быстро влюбило в себя горожан.
Кто бы мог подумать, но «Аннушка уже разлила масло»: в 1845 году Тильда Бедуши, супруга некоего Этторе Зукки, начала жаловаться на проблемы пищеварения, и доктор прописал ей настойку из корня ревеня. Того самого, что растет неподалеку от Великой китайской стены на высоте 3250м над уровнем моря и за три года вырастает на три с половиной метра. Сеньор Этторе любил жену, а потому потрудился над рецептом: настоявшись до 16 градусов крепости с цитрусовой цедрой, кардамоном и множеством целебных трав, ревень дал жизнь отличному дижестивному напитку. Заботливый муж дал ему свое имя – Rabarbaro Zucca. А уже напиток, в свою очередь, спустя десятки лет, – новое имя бару, что в Галерее (в 1919 году Дэвид Кампари продал Campari и Camparino семейству Zucca). И вот биттер, принесший компании Zucca почетный титул «Поставщика королевского двора», становится фаворитом миланцев.
Непритязательный прежде интерьер украсили подлинные произведения искусства – кованые люстры работы Mazzuccotelli, а сложная мозаика на стенах и полу распустилась цветочным орнаментом и запестрела яркими попугаями. Так, говорят, ее создателя – Анжело д'Андреа впечатлили работы Густава Климта... По сей день этот бар является одним из прекраснейших в мире творений стиля арт-нуво.
Постоять в этом крохотном, но таком красочном зале – с бокалом «Кампари» или «Зукки» и обсудить новости дня стало знаковым ритуалом среди  миланцев. Скоро о местной традиции прознали туристы, и бар стал одним из символов города. Разве что уступив две ступени пьедестала величественному Дуомо и миланской «Ла Скала».

Следующий виток истории заведения связан с появлением на сцене «человека с юга» – Гульельмо Миани, бывшего портного из Апулии. Приехал он в Милан с пустыми карманами,  но так усердно трудился, что достаточно скоро осуществил свою мечту – в 1960-х сменил вывеску Zucca in Galleria на Cafе Miani.
…Прошло еще какое-то время, и вот компания Illva Saronno, производитель итальянского ликера Disarrono (признанного самым знаменитым в мире), завладела правами на Zucca и предложила семье Миани, и по сей день управляющей заведением, спонсорство. За последние 50-60 лет маркетинговые отделы двух крупнейших алкогольных компаний Италии – Campari Group и Illva Saronno – перетягивали канат и четырежды меняли название бара в пользу своих брендов. С января 1996-го это был бар Zucca in Galleria, а с 1 января этого года, как уже говорилось, Camparino in Galleria получило очередную сатисфакцию.
Впрочем, любители «Зукки» могут не волноваться – их фаворит по-прежнему продается в заведении. Да и куда ему идти – по словам местного официанта, за 15 лет работы не так много «Зукки» ему довелось продать в других барах. Если в Zucca in Galleria в среднем уходило 12 бутылок в день, то в других заведениях продажи равнялись одной-двум бутылкам в год.
В маленький бар in Galleria перед походом в «Ла Скала» регулярно заходили Верди и Тосканини, король Умберто Первый, полюбивший это место за лучший кофе в Милане, Хемингуэй, а также другие знаменитости. В числе известных политиков, пивших здесь свой аперитив, – Берлускони, Медведев, Горбачев…
Сегодня здесь мы, и интересует нас не политика. И даже не музыка.
Конечно, в первую очередь мы разыскали Орландо Киари – управляющего Camparino in Galleria, который приходится зятем нынешнему хозяину бара. Разобравшись с запутанной историей места, мы стали распутывать еще одну,  связанную с названием биттера и именем заведения.

Дело в том, что в переводе с итальянского Zucca означает «тыква». Но одноименный биттер, как известно, готовится из корня ревеня. Оказывается, здесь не обошлось без романтики. Как известно, итальянцы верят, что «как вы лодку назовете – так она и поплывет». Потому стараются поэтично называть все, что можно так назвать, а что нельзя – переименуют и назовут по-своему. Овеяны флером романтики и множество итальянских фамилий. Например, общаться с Орландо, говорившим только на итальянском, нам помогал официант, чья фамилия переводится как «звезда». И вот сидит перед нами человек-звезда – веселый такой, открытый, вовсе не похожий на нашего, будто снизошедшего к гостям с небес Иванова или Сидорова.
Так и «тыква» – перевод фамилии Этторе Зукки, решившего, напомним, подсластить пилюлю любимой супруге, создав харизматичный напиток из скучной медицинской настойки.
В Camparino «Зукку» подают по-разному. Как аперитив – со льдом и содовой. Для утоления жажды – с минеральной водой и со льдом. Как дижестив – в чистом виде после еды. Зимой – подогретым на пару или комнатной температуры, как все биттеры.
«Зукку» смешивают с «Кампари» и разводят ледяной содовой – не из бутылок, ни в коем случае, а из «пистолета», – подающейся под сильным давлением, благодаря чему любой коктейль украшается нарядной пенкой, которая держится еще минут 10 и остается на стенках бокала даже после того, как напиток выпит.
Если вам доведется побывать здесь, рекомендую отведать самый популярный и оригинальный коктейль в Camparino – Laborato Seco. Он готовится из трех частей «Зукки», двух частей «Кампари» и одной – Amaro Centerbe Zucca – напитка, который на условиях эксклюзива создается только для этого бара и небезосновательно называется «Сто трав». Модификация этого лонгдринка – «Амброзиано» – получается при добавлении ванили. Такие напитки хорошо утоляют жажду и, конечно, разжигают не только страсти, но и аппетит. Поэтому в легендарном баре можно и нужно попробовать блюда типичной миланской кухни – шафранное ризотто, «ла котолетту миланезе», оссобуко или другие специалитеты.

Правда, для этого нужно занять столик, за что – имейте в виду –  взимается дополнительная плата. Но сделать это можно только днем, так как заведение закрывается одним из первых в городе – в 20.00. И в этом – еще одна оригинальная особенность места, акцентирующая его аперитивную ориентацию.  
Сегодня Camparino – настоящий музей истории «Кампари», где, кстати, хранятся оригиналы знаменитых афиш и постеров, отражающих целую веху рекламной активности легендарного бренда.
Со всего мира в Camparino приезжают как в место, откуда родом легендарный «Кампари». Молодые люди предпочитают его другим биттерам из-за стильной рекламы, которая всегда отличалась красочностью и харизмой. Конечно, в меню Camparino соседствуют не только «Кампари» и «Зукка», но и множество других биттеров, но именно эти две легенды здесь родились, прославились и стали классикой.
В местном тренде также Aperol-шприц и относительно новый коктейль «Кампари passion», который отличается от стандартного «Кампари orange» тем, что вместо кубиков льда в нем используется ледяная крошка.
И вот я думаю: пусть на вывеске этого своего рода «места силы» сменяются Camparino, Zucca или Caffe Miani – здесь всегда будут гости. Они зайдут в бар со своими детьми, с серьезным видом оплатят в кассе при входе коктейль, станут у стойки, сделают пару глотков и начнут рассказывать вертким и непослушным bambino свою историю. О том, как здесь же, вот в примерно таком же возрасте – со своими папами или дедушками – они стояли у этой стойки, и из бокалов старших доносился точь-в-точь такой же аромат. Аромат горько-сладкой памяти… Традиция, ностальгия, культура – называйте это как хотите, но именно это – вечно. И именно за это ценят люди – не места, нет, – но их не зависящую от смены имен и времен атмосферу. Я так думаю. D+

Евгения Родионова

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!