Аппелласьон: добро пожаловать! или Посторонним вход В…


 

Не потому ли, что в мире вина столько спорных вопросов, так близки сентенции «в споре рождается истина» и «истина – в вине»? И даже когда речь заходит, казалось бы, о вещах общеизвестных и понятных, все равно возникают противоречия.

Одним из таких камней преткновения стал аппелласьон: нужно ли вводить его в Новой Зеландии или нет? Полемика развернулась между двумя критиками, чьи кардинально противоположные мнения имеют вполне обоснованные аргументы. И, что самое главное, согласиться можно с обеими точками зрения. Хочу и я поделиться своими «за» и «против».
Central Otago – один из основных винодельческих регионов Новой Зеландии. После того, как его представители проштудировали систему аппелласьонов Бургундии, они сделали всколыхнувшее мир заявление: так как за последние 20 лет уровень местных вин значительно возрос, здесь готовы применить апробированную французскую практику. Вокруг данного утверждения и возник спор. Мет Крамер, британский эксперт, утверждает, что недостаточного одного удачного винтажа, чтобы признать всю территорию совершенной и классической  (прим.авт. – речь, правда, идет о 20 годах работы, но кого волнуют такие нюансы!). К тому же, для этого требуются более весомые доводы, чем мнение владельца одного хозяйства (прим.авт. – опять-таки, можно спорить: вина признаны многими критиками и на многочисленных конкурсах). А главное, – мол, необходимо время, которое подтвердит, что из года в год территория не просто способна, а создана, чтобы давать вина стабильно хорошего качества (как по мне, то разве 20 лет это совсем-совсем мало?). В качестве аргумента Мет напоминает, что бургундцам, чью систему новозеландцы собираются копировать, понадобились столетия, чтобы классифицировать территорию (вот и здорово, за столетия они накопили опыт, на основании которого выводы можно сделать быстрее). Так что, хотя вина из Central Otago, и правда, отличные, слишком мало было релизов, чтобы принимать решение об аппелласьоне…

Другое мнение простое и сводится к тому, что отрасль в стране достигла естественной степени зрелости, что позволяет внедрять новые системы. И систему аппелласьонов в том числе. Тем более, что это пойдет местному виноделию только на пользу. Впрочем, Новая Зеландия и так уже сегодня отобрала значительный процент винного рынка у «старичков», теперь же она сможет это делать еще более качественно и с помощью тех же французов.
На самом деле странно, почему бы аппелласьону в Новой Зеландии не быть? Другие же страны Нового света их уже имеют (Штаты – с 80-х годов ХХ века, Латинская Америка – с конца недавно ушедшего столетия) и даже продолжают увеличивать их количество. Из последних примеров: 16-й винодельческий район AVA (американская система аппелласьонов) Долины Напа – Кумбсвилл (появление нового района курирует Бюро по налогам, торговле алкоголем и табаком казначейства США) и коммуна Hout Bay в ЮАР. Кроме того, в последней уже зачислен в аппелласьоны Hemel-en-Aarde, расположенный недалеко от Уолкер-Бэя, где производят лучшие южноафриканские пино нуары. Следующий пример: Англия, где в 2014 году, судя по всему, может появиться первый аппелласьон (это, безусловно, не Новый свет, но и страна не совсем винная). В Департамент энергетики, продовольствия и сельского хозяйства Великобритании поступила заявка от винодельческого хозяйства Camel Valley Vineyards, расположенного в окрестностях деревни Nanstallon в графстве Корнуолл. Владельцы винодельни Боб и Энни Линдо обратились в учреждение с просьбой присвоить их винограднику официальный статус – «зона контролируемого происхождения».
Так что не могу не задаться вопросом: почему критики вдруг впились (пардон за каламбур) в Новую Зеландию? Впрочем, когда в России стал вопрос о создании аппелласьона «Долина Дона», французы также выразили свое недоверие, граничащее с негодованием. Похоже, как и в случае с Новой Зеландией, речь идет о том, что нужны десятки десятилетий для признания территории достойной классификации по французским меркам. Увы, осторожным европейцам, столетиями выстраивающим свои винные империи и их законы, не понять славянской уверенности: какой же русский не любит быстрой езды!

Возможно, россияне слегка торопятся. Но, с другой стороны, создается впечатление, что и винная Европа в лице Франции лукавит. На самом же деле, всячески пытаясь сохранить рычаги господства на мировом винном рынке, а потому возводя аппелласьоны в разряд почти масонской ложи – как некое таинство, постичь которое должны лишь избранные.
На практике же, как соглашается сегодня значительное число к виноделию причащенных, аппелласьон – во многом результат маркетинговых усилий, приводящих к тому, что повышается спрос на вино с определенного участка, а с ним – и цены (а для кого-то растет еще и процент упущенной выгоды). И вот, в эпоху глобального переизбытка вина и виноматериалов, в период, когда ЕС требует сократить отведенные в Европе площади под виноградники, Новый свет активно внедряет собственные аппелласьоны. Если же страна законодательно возводит в этот высокий ранг конкретный участок, продвигает его на международном рынке, да еще и получает за вина из этого аппелласьона награды (тем более, что новосветские напитки понятнее широкой массе потребителей, нежели строгие и более сдержанные, и элегантные выходцы из Европы), то не ровен час – США, Аргентина или Новая Зеландия отхватят себе и места в тройке лидеров, и большую часть рынка, принадлежащую Старому свету. Споры здесь излишни, посмотрите на статистику слепых дегустаций, послушайте мнение среднестатистических потребителей: новосветские вина постепенно теснят своих учителей с пьедестала.
Еще один важный нюанс: старосветские системы аппелласьонов были внедрены еще в начале ХХ века и сегодня, как в случае с Францией, с ними все так сложно, что на ум приходит аналогия с гордиевым узлом, который проще разрубить, чем понять и развязать. А ведь одна из задач системы аппелласьонов – навигация в мире вина. Ирония в том, что и следующие две функции – гарантия качества для  потребителя и контроль над этим качеством для производителя – также несколько запутаны: существенные разногласия в правилах, жесткие для одних регионов и более лояльные для других, мешают четко регламентировать: что, как и где.

А когда дело доходит до перестановок, то весь процесс начинает напоминать безумное путешествие кэрроловской Алисы. Если переквалификация происходит по причине повышения качества, доказанного годами, – как в случае с регионом Tras-os-Montes (Португалия), который как аппелласьон категории DOC определился в 2005 году, а до этого пребывал в статусе регионального уровня для сухих вин из долины Дору, – то все, вроде, логично и ясно. Но перемены по принципу от сортового на территориальный зачастую превращают винный рынок в Страну Чудес. Так произошло с Просекко: Лука Дзайе (министр сельского хозяйства и вице-президент области Венето) постарался, чтобы аппелласьону Prosecco Conegliano-Valdobbiadene присвоили статус DOCG. Это было в 2009 году. Чтобы переключить акцент с одноименного сорта винограда и создать привязку к местности, позже деревушку во Фриули под названием Просекко включили в аппелласьон, а сорту, благодаря стараниям Дзайе, вернули историческое название Глера. Говорят, в итоге возникла путаница – почище, чем во время чаепития у Башмачника. К счастью, сейчас, похоже, споры и страсти улеглись, реформа заработала. Пришла пора с просветленным разумом пить просекко.
Во Франции также, несмотря на устоявшуюся систему, происходят перемены. Правда, прежде чем свершиться, они, как положено, «бродят» десятилетиями. Временами возникает вполне качественный «продукт». Иногда реформы проваливаются. Пример успешного проекта: в мае этого года в продаже появились бутылки с маркировкой AOC Coteaux Bourguignon. Новый бургундский аппелласьон заменил AOC Bourgogne Grand Ordinaire. Он занимает территории от Оксерруа до Божоле (здесь разрешено производить белые, красные и розовые вина из сортов Пино Нуар, Гамэ, Шардонне, Алиготе и др., допустимы моносортовые вина и ассамбляжи).
Провально-скандальный пример: аппелласьон Coteaux du Layon в долине Луары. К слову, недоразумение произошло из-за того, что сами французские бюрократы оказались не в состоянии распутать клубок своих же правил, законов и систем. Итак, в состав Coteaux du Layon входят 27 деревень, которые производят вина разного качества. Шести из них разрешено ставить свое имя после названия аппелласьона: к примеру, в случае с Chaume, которое, по правилам, могло бы называться Coteaux du Layon Chaume. И в 2003 году INAO решил выделить эти вина отдельным аппелласьоном. Но не тут-то было. Предложенный вариант названия Chaume Premier Cru des Coteaux du Layon не устроил присутствием в нем слов premier cru, так как в долине Луары такого прецедента еще не случалось. Протесты от других хозяйств вынудили INAO отменить решение и в 2007 году присвоить ему другое название – Coteaux du Layon Chaume АОС. Но теперь на дыбы встали представители небольшого Quarts de Chaume AOC, которые посчитали названия аппелласьонов схожими до степени смешения. Последовал суд, и спустя два года – в 2009г. – многострадальная территория вернулась к прежнему статусу Coteaux du Layon Chaume, лишившись желанных АОС. Вот так во Франции проходят годы, так шлифуются системы…
Логично припомнить и случай (сказать бы – несчастный случай) с Пессак-Леоньян. Несмотря на то, что виноделием там занимаются чуть ли не испокон веков, официальный возраст аппелласьона – всего-то 20 лет. Работе над включением территории в систему винодел Андрэ Люртон посвятил фактически всю жизнь.

Правда, процедура «признания» длится десятилетиями не только во Франции. Еще в начале XX века Джулио Феррари решил применить полученные в Шампани знания в родном Тренто, но только в 1993 году был оформлен специализированный аппелласьон для игристых вин по классическому методу. Как видите, процесс более чем трудоемкий (хотя на практике, скорее, бюрократический).
Новый свет же, идя по давно проторенной дорожке, копирует старосветские требования и законы, вводя свои, более внятные, транскрипции –  как для изготовителей вина, так и для покупателей. Не откажу себе в удовольствии и процитирую представителя новозеландских виноделов того самого штата, где, вопреки различным мнениям, все же планируют создать аппелласьон: «Я верю в то, что наша страна возьмет все лучшее из существующих подобных систем Старого света и поменяет те аспекты, которые трудны для понимания потребителей или вводят их в заблуждение, и создаст эффективно работающую систему аппелласьонов». И вот, похоже, одна из причин, почему, бюрократические европейцы не хотят, вернее, не хотели бы допускать на мировую арену большее число регионов Нового света, доступных (причем во всех смыслах слова) для потребителя.
Но процесс уже запущен. И все, что разумно сделать в такой ситуации: принять реалии современности, когда на смену вычурной элитарности пришла простота. Так что, почувствовав угрозу со стороны Нового света, европейцы решили привести к общему знаменателю собственные системы, пока прибывшие «колонисты» не отобрали у них кусок хлеба своей банальной внятностью. И в 2009 году начался процесс гармонизации законодательства, который в том числе должен будет упростить систему аппелласьонов (согласно регламенту Совета Европы №479/2008 от 29 апреля 2008 года, каждая страна, входящая в ЕС, до 31 декабря 2011 года должна была подать в Еврокомиссию прошение об утверждении ее территорий, контролируемых по наименованию происхождения в обновленной системе и подкрепить это прошение действующим уставом. После рассмотрения (срок: 31 августа 2014 года) на предмет соответствия законодательству комиссия вынесет вердикт, какие аппелласьоны останутся и приобретут новый статус, а какие отойдут в мир иной). По свидетельствам обозревателей, не все гладко на этом пути, и как пойдет процесс, покажет сакраментальное, возведенное европейцами в культ, время. Для нас же главное, чтобы система аппелласьонов наконец была прозрачна и ясна.
Что касается Новой Зеландии, то мне, конечно, импонирует путь признания через многолетний кропотливый труд. Но, с другой стороны, сегодня все процессы настолько ускорились, что этот срок может быть значительно сокращен. И если эксперты на опыте нескольких винтажей усматривают возможности и потенциал для всего региона, то почему бы не определить его законодательно? В общем, вопрос, конечно, спорный. Он по-прежнему открыт. А истина, как всегда, – в самом вине.


Досье D+

Аппелласьон – это регламентационная система, гарантирующая подлинность и оригинальность вин, произведенных на конкретной, законодательно утвержденной территории.
Досье D+:

В Кумбсвилле работают 40 винодельческих хозяйств, наиболее известные из них: Dolce Winery, Farella Vineyard, Tulocay Winery и Caldwell Vineyard. Климат в регионе умеренный, что весьма плодотворно сказывается на процессах вегетации и созревания ягод. Почвы аллювиальные, вулканические, с камнями и гравием. В районе культивируют Зинфандель, Шардонне, Сира, Пино Нуар, Каберне Совиньон.
Досье D+

Национальный Институт наименований по происхождению (INАО) занимается во Франции утверждением аппелласьонов. В декрете, носящем юридическую силу, прописываются определенные требования, в частности, границы территории, разрешенные сорта, максимальная урожайность, возраст лоз, типы почв, тип и цвет производимого вина, минимальное содержание спирта и т.д.
Досье D+

В Кумбсвилле работают 40 винодельческих хозяйств, наиболее известные из них: Dolce Winery, Farella Vineyard, Tulocay Winery и Caldwell Vineyard. Климат в регионе умеренный, что весьма плодотворно сказывается на процессах вегетации и созревания ягод. Почвы аллювиальные, вулканические, с камнями и гравием. В районе культивируют Зинфандель, Шардонне, Сира, Пино Нуар, Каберне Совиньон.

Валерия Суверток

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!