Вино в законе


 

 

Так уж повелось, что о вине мы говорим и пишем, применяя поэтические образы. На самом деле, вино – это деньги. А где деньги, там зачастую правит криминал. На этот раз мы попытались проанализировать наиболее часто встречающиеся преступления в винодельческой отрасли и объединить их под определенными «статьями».

Фальсификация. Часть 1. Вино или
не вино

Для Украины тема фальсификации вина – практически бытовая. Периодически повторяется информация о том, что, согласно проведенным лабораторным анализам, то или иное вино таковым не является. Много говорят и о «порошковых» винах. И хотя эксперты утверждают, что подобного термина не существует, ситуации, происходящие на мировом рынке, опровергают данное мнение. Последний пример – из самого сердца винодельческой отрасли Китая. В нашем сознании эта страна давно стала символом низкопробной продукции, но данный случай сразил своей откровенностью. Мир облетело сообщение, что на пяти заводах уезда Чанли провинции Хэбэй выпускается нечто под именем «вино», а на самом деле является «коктейлем» из воды, сахара, красителей химического происхождения и ароматизаторов. Эта субстанция порой не имеет в составе даже виноградного сока, в отдельных случаях его содержание достигает всего 20%. Учитывая же, что Чанли занимает позицию основоположника винодельческой отрасли Китая, такая ситуация подрывает репутацию местного вина даже среди самих жителей этой страны. Самое любопытное, что, в отличие от бдительной Франции, где жесткий контроль зафиксировал закупки подозрительно больших партий сахара (об этом позже), в данном случае долгое время никого не смущало, что на близлежащем заводе «Луншаньцюань» винодельческие предприятия приобретают огромные партии спирта (500 тонн в год), а в находящейся неподалеку компании – ароматизаторы и красители. Благо, однажды кто-то путем несложной математической операции свел эти факторы воедино и по предприятиям пошли проверки. Зная жесткость китайского законодательства, можно предположить, что головы таки полетят.

Фальсификация. Часть 2. Подделки на аукционах

Подделать великое вино, ясное дело, занятие менее кропотливое, чем, допустим, фальсифицировать бриллиантовое ожерелье. Ведь дело только за внешним оформлением – бутылка, этикетка, укупорка, колпачок. Расчет на то, что сам напиток покупатель, как правило, сразу пить не станет: в 99 случаях из 100 драгоценная покупка занимает свое место в погребе коллекционера и только изредка, для удовлетворения «эго» владельца, предстает пред чужими глазами. Поэтому раскрываются такого уровня подделки чрезвычайно редко. Однако упущения, на удивление, случаются довольно часто. Теоретически, современные технологии позволяют осуществлять имитации практически безукоризненно. Что же касается предпродажной  дегустации (в случае аукциона), то, как показывает практика, даже именитых экспертов можно подкупить.
Одной из последних неудавшихся афер стала попытка продать через аукцион редких и дорогих вин, прошедший в лондонском отеле Mandarin Oriental 8 февраля 2012 года, 13 лотов от Domaine de la Romanee Conti (среди них ящик Romanеe-Conti 1971, три жеробоама и шесть магнумов La Tаche 1971), предаукционная цена которых составляла несколько сотен тысяч фунтов стерлингов. Прокол оказался до безобразия банален – грамматическая ошибка в адресе на DRC 1978 (Sackvilee вместо Sackville), которую приметил внимательный коллекционер Дон Корнвэлл. После чего приступил к более дотошному исследованию, обнаружив также отсутствие черной полоски на белой капсуле DRC Montrachet 1966. И последней каплей стало то, что код на одном из вин оказался четырехзначный, тогда как должен быть шестизначный. На это коллекционер обратил внимание, поскольку выставленный на продажу магнум Domaine de la Romanee Conti La Tache 1978 – идентичен тому, что некогда ему принадлежал. Самое интересное, что сделал он это по фотографиям в каталоге аукциона, а вот эксперты торгов выявить подделки не смогли. Как ни странно, они даже не обратили внимания на то, что продавцом выступил бывший торговый агент «прославленного» Rudy Kurniawan. А ведь репутация последнего уже хорошо известна в этих кругах. В свое время его уже подловили на попытке сбыть шесть магнумов Chаteau Le Pin 1982 на аукционе Christie's в Лос-Анджелесе в 2007 году, а год спустя – во время торгов в Нью-Йорке 22 лотов Domaine Ponsot из Morey-St.-Denis. Любопытно, что попал впросак Руди на том, что выставленные на продажу винтажи априори не могли существовать (это были 1945, -49, -59, -62, -66 и -71), так как вино Clos St-Denis начало выпускаться в хозяйстве только с 1982 года. Словом, – поразительно. Поразительно, насколько беспечны и уверены в себе фальсификаторы.
Следующий случай, который хотелось бы припомнить, не менее занимательный. Речь идет о коллекции вин третьего президента США Томаса Джефферсона. Об этом инциденте много писали (даже книгу!), поэтому подробно останавливаться на нем не будем. Главное, что в эту аферу, раскрытие которой произошло спустя много лет после проведенных аукционов, замешан именитый винный специалист журнала Decanter Майкл Броадбент. Его имя и стало гарантией подлинности президентской коллекции. Что там было на самом деле – сегодня говорить сложно: то ли невнимательность эксперта, не проверившего все, то ли большая и материальная благодарность за эту невнимательность. Но подвох был выявлен. Одним из доказательств стал стиль нанесения гравировки Th.J.: тиснение было явно выполнено электрическим граверным инструментом, который в то время попросту не существовал. Вот что значит невнимательность к деталям.

Фальсификация. Часть 3. Контрабанда

Контрабанду я условно также отношу к фальсификации. И следующий случай связан как раз с ней. Китайский бизнесмен Сан Кситай наклеивал этикетки дешевых вин на дорогостоящие и перевозил через границу по заниженным таможенным ставкам. За несколько лет он умудрился переправить 70тыс. бутылок на более чем $7млн. Сумма оказалась для китайского правосудия столь высока, что горемыка получил пожизненное. Если покопаться, то подобных случаев отыщется немало не только в Китае, но и в Украине, когда под видом грузинского вина в страну завозят Францию, Италию, Испанию...

«Непредумышленное убийство», «нанесение вреда организму», «незаконное изменение состава продукта»

Китайские подделки, упомянутые в первой части статьи, – далеко не единственный случай, когда в вине оказываются «левые» химические вещества. Китайцы, конечно, дали всем фору, убрав, в принципе, виноградный сок из «вина», но следующие примеры еще более впечатляющие, так как заключаются в том, что в натуральное вино добавляются компоненты, которые не просто запрещены законом, но в некоторых случаях могут быть еще и смертельными.
Начнем с хорошо известного профессионалам случая – австрийского скандала. Диэтиленгликоль  (ДЭГ) – вещество, применяемое в антифризах, является превосходным конспиратором сахара и во время лабораторных анализов не обнаруживается. Кроме того, эта волшебная субстанция непосредственно улучшает вино, делая его тельным, сладким и схожим с late harvest. То есть, для специализирующихся на винах позднего сбора – просто находка. Вот австрийцы и взяли ДЭГ в оборот. Но все тайное все равно становится явным, и в 1985 году в одной из лабораторий Германии вещество было обнаружено. Последовал скандал, крах репутации, а с ним – падение экспортных поставок и... заимствование идеи итальянцами. Причем, во втором случае дело дошло до летальных исходов. Неразумные виноделы Пьемонта стали использовать метанол, что привело к гибели 23 человек. Паника, проверки, арест 12 производителей, уничтожение огромных партий чистого вина, закрытие международных рынков для всей страны – вот итог подобных экзерсисов.
Гарантий, что никто больше ни в Австрии, ни в Италии, ни в любой другой стране мира не практикует схожие эксперименты, – нет. Единственная надежда, что на подобный шаг решились лишь для улучшения характеристик вина в плохие годы, но благодаря глобальному потеплению последних лет фактически все винтажи получаются вполне кондиционными.Впрочем, на взгляд части операторов рынка, не вполне, потому что старый дедовский метод повышения алкоголя и сокрытие недостатков сахаром в Европе по-прежнему в чести. Хотя и вне закона: шаптализация легитимна не везде и не всегда.
Итак, следующая разновидность преступления – нелегальная шаптализация, также подпадающая под статью «незаконное изменение состава продукта». Наиболее громкий подобный случай произошел в 2007 году в Божоле, где на горячем были пойманы 53 производителя, закупившие 600 тонн сахара. Меньшее количество – 170 тонн – за два года приобрели в деревне 900 жителей Le Montecrucien (аппелласьон Sainte-Croix-du-Mont). Правоохранительные органы решили, что сахара, как для такого количества людей, чересчур многовато, поэтому любовь к дольче вита стала причиной судебного разбирательства, в результате которого штраф наложили на владелицу магазина (потому что не зарегистрировала имена и места работы покупателей, как того требует закон). О судьбах виноделов городка и созданных ими вин – история и Интернет помалкивают.


Под статьи «незаконное изменение продукта» и «контрафактная продукция» подпадают и манипуляции с сортами. Один из последних примеров – негоциант Laboure-Roi, которого обвиняют в подделке более 2млн бутылок вина на сумму порядка 10млн евро. Предприимчивые владельцы и энологи компании нарушали правила ассамбляжа, добавляя больше вина из других аппелласьонов, чем это позволено по закону (не более 15%), жульничали с лозами (на этикетках указывались старые, а на деле молодые), а также элементарно обманывали с винтажами (вместо указанного 2008 в бутылке был 2010). Кроме того, в Laboure-Roi доливали столовые вина в Grand Cru и Premier Cru и т.д. Интересно, каким будет наказание? Ведь по законодательству Франции неправдивая информация о происхождении вина и его категории, т.е. качестве, влечет за собой штраф в размере 37500 евро и два года тюремного заключения. Владельцы же Laboure-Roi, кроме того, что доход получили несравнимо больший, чем та сумма, которую надо оплатить в качестве штрафа, являются еще и весьма пожилыми людьми: нарушителям 81 и 82 года. Поэтому любопытно, насколько строго будут осуждены старики-разбойники.
Как многие помнят, погорел на миксовании вина с разных по категории участков и уважаемый Georges Duboeuf. В 2005 году его обвинили в том, что виноматериалы из Божоле-Вилляж он смешал с винами с участков Juliеnas, Saint-Amour и Morgon, относящихся к высшей категории, а на этикетках ставил отметку «крю», что делать запрещено. Вердикт суда – виновен. Размер выплаченного штрафа лоялен – 30тыс. евро.
Громкий американо-французский скандал произошел в 2010 году, когда было обнаружено, что количество винограда Пино Нуар, который должен был быть поставлен за год по контракту с американской компанией E&J Gallo, лангедокский кооператив Sieur d'Arques может произвести только за десять лет. То есть, продаваемые в Штатах бутылки ТМ Red Bicyclette с маркировкой «Пино Нуар» содержали малую толику данного сорта, остальное же приходилось на дешевые Мерло и Сира. Итог: виновны, штрафы наложены, сроки заключения от 1 до 6 месяцев с отложенным сроком установлены. Вот только денежные штрафы по сравнению с прибылью опять-таки ничтожно малы и вряд ли впечатлят других нечестных на руку производителей-негоциантов-торговцев.
Практика с подменой сортов – наиболее распространенная форма фальсификаций в винном мире. Тем более, когда есть четко установленные законом правила. Одним из наиболее громких скандалов в Старом свете, затронувших целый регион, стал случай с  Brunello di Montalcino. Местные производители добавляли в вино, регламентированное к производству исключительно из Санджовезе, сорт Lancellota. По результату расследования 1,34млн литров вина Brunello di Montalcino DOCG в 2008 году перевели в низшую категорию региона – Rosso di Toscana IGT.

«Кража»

Это наиболее простая и популярная статья: вино крали, крадут и, увы, воровать будут. Но в данном случае хотелось бы вспомнить наиболее громкие случаи, связанные, в том числе, и с недобросовестностью сотрудников. Начнем с последнего по времени инцидента – вывоза шампанского Dom Perignon  из порта Гавр (Франция): посреди дня грабители подъехали к месту отгрузки на грузовой машине (по другим данным – на тракторе), подцепили контейнер и скрылись в неизвестном направлении. Это было настолько смело, что местная охрана даже на миг не заподозрила, что на ее глазах происходит кража века – шампанского было угнано на сумму 520тыс. евро. Груз, как вы понимаете, найден не был.
Меньше повезло бренд-менеджеру компании Moеt Hennessy Ромену Брюно, который был пойман на банальном хищении напитков работодателя на сумму 75тыс. евро: на сторону уводились бутылки, оставшиеся с различных мероприятий.
На мой взгляд, куда экзотичнее воровство винограда. Пример: на виноградниках Grand Rеve Vineyard (штат Вашингтон) за одну сентябрьскую ночь сняли весь урожай сорта Бушвайн Мурведр. Винограда потеряно на $4тыс., а вина, которое из него могли бы сделать, – на $30тыс. Произошло это в 2010 году. Подозреваемых у полиции штата не было, виновных не нашли.
В этот же период случился инцидент на виноградниках Роланда Кавайлли в Вильнев-ле-Безье (Лангедок-Руссильон). Урожай Каберне Совиньона снимали с лоз машиной и, по подсчетам винодела, на это ушло от 6 до 8 часов. Причем никто за это время ничего не заметил, хотя происходила кража при полной Луне. Сняли тогда порядка 30 тонн ягод. Ущерб – 15тыс. евро. Подобный случай в Лангедоке зафиксирован также в 2006 году.
А в 2011-м урожай незаконно убрали у немецкого производителя Von Winning: порядка 2,5 тонн Шпатбургундера (другое название – Пино Нуар). Потери оценили в $137тыс. Информации о поимке воров не поступало.

Взятки – гладки

Еще одна интересная статья – недобросовестность уполномоченных лиц. Итак, последнее громкое дело о взятках: действующие лица – Джей Миллер (критик из команды Роберта Паркера), Панчо Кампо (директор Винной академии Испании, Мастер вина) и группа испанских виноделов. Как происходило все на самом деле, не беремся судить, приводим исключительно слухи, которые привели к скандалу, отставке Миллера из The Wine Advocate и исключению Кампо из рядов Мастеров вина.
В сети Интернет некий знаток выложил расценки –  сколько и за что надо заплатить Миллеру (например, 200-300 евро за каждую позицию вина, которую продегустирует критик; 1000 евро за личное посещение винодельни и т.д.). Эти «пожертвования», по слухам, собирал Кампо. Вероятно, именно так все и было, по крайней мере, с Джеем Миллером, потому что некогда он уже оказывался замешанным в похожем скандале с латиноамериканскими виноделами.

 


На сайте есть материалы запрещенные к просмотру лицам младше 18 лет!